Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

лытдыбр

***

Читать я уже снова могу, но в силу распределения моего времени - урывками, по нескольку абзацев. А фильмы фоном - вообще не проблема. Пересмотрела много старого кино: "Берегите женщин", "Догма", "Вспомнить всё" и, в общем, всё, что крутили в моём детстве по ТВ. Вот был бы шанс так же перечитывать книги - не ценой голодной смерти, понятное дело (уточнение для дорогого мироздания). Только вчера снова вдохновенно объясняла, теперь мужу, почему "Отцы и дети" - это невероятно смешно и узнаваемо в современных реалиях так же, как в те времена, и почему это ещё и трагично, помимо смерти Базарова. И при каких обстоятельствах была написана книга.
лытдыбр

Тем, кто интересуется правовым и не только положением женщин Российской Империи

Я второй раз (первый был после выпуска книги) рекомендую труд Галины Ульяновой, "Купчихи, дворянки, магнатки. Женщины-предпринимательницы в России XIX века". Изд-во Новое литературное обозрение, 2021. Многое уже разошлось по медиа, но очень далеко не вся информация. Ульяновая нарыла её невероятное количество, работая в архивах - навык, как верно замечает моя френдесса, почти утраченный и очень сложный. Правильная работа с архивами сродни труду археолога. Сведения, которые теперь свободно доступны в информационном поле, там не самозарождаются - кто-то извлекает их на свет Божий. Ульянова - такой человек. А книга просто потрясающая и разбивает картинки, которые строят вокруг истории и традиции относительно женщин в России современные упоротые фантазёры в Думе и не только.

Вообще есть ещё один потрясающий труд на схожую тему, который я хотела рекомендовать, но я не могу вспомнить автора. Это работа об изменении имущественного права в отношении женщин в течение истории России.
лытдыбр

***

Для тех, кто покупает подарки в последний момент: список отличных книг для детей.

1. "Девочка, с которой детям не разрешали водиться". Ирмгард Койн
Это антивоенная книга, которой зачитывались поколения. Её написала писательница, чьи романы сжигали на площадях Третьего Рейха, будучи в бегах от Гестапо. Первая и единственная детская книга Койн уморительно смешная и крайне трогательная. Детям 7-11 лет она обычно очень нравится.

2. "Офелия", Анна Семироль.
Это антивоенная книга современной российской писательницы. Действие происходит в Англии середины XX века. В доме у непростой, но очень обычной английской семьи появляются пруд и русалка в пруду. Эта русалка - девочка-подросток, опасная военнопленная, кровожадное существо, тварь, которая принесёт много денег. Конечно же, пара подростков не удерживается и, нарушая запреты, вступает с ней в контакт. Ну, такой - говорить она неспособна. Эта книга, скорее, для 12-17 лет, но она произвела огромное впечатление на моих падчериц в их 7 и 11.

3. "Книжный вор" ("Воровка книг"), Маркус Зусак.
Это антивоенная книга австралийского писателя, рассказывающая о немецкой девочке в годы Третьего Рейха. Её страна ведёт войну если не со всеми, то почти со всеми, её родители в сопротивлении, её саму прячут, и она помогает прятать того, кому грозит смерть. Девочка учится читать и открывает для себя мир книг, никому не нужный мир прекрасных фантазий в годы, когда всем интересна только война. Жаль, мы почти не заглядываем с ней в этот прекрасный мир. Нам приходится разделять её жизнь в стране, одержимой смертью. Наверное, на 10-17.

4. "Торт в небе", Джанни Родари.
Это антивоенная книга от автора "Приключений Чиполлино" и "Джельсомино в стране лжецов", одних из самых антифашистских детских повестей в мире. Джанни Родари провёл юность в фашистской Италии и застал войну, живя внутри страны - союзника Гитлера. Странно думать, что именно этот опыт и сделал его детским писателем, но во многом это так. "Торт в небе" - гротескная сказка, в которой атомная бомба превращается в гигантское лакомство, для детей лет 6-9.

5. "У Лёки большие щёки", Елена Коровина.
Это антивоенная книга, схожая с беллетризацией блокнотных записей Тани Савичевой, но в более "детской" форме. Она посвящена блокаде Ленинграда и показывает, что это такое - ужас войны, который начинается со стрельбы и бомбёжек, но не заканчивается и не ограничивается ими. Наверное, до 11 лет.

6. "Король Матиуш Первый", Януш Корчак.
Это антивоенная книга, поднимающая и многие другие важные вопросы. Она начинается войной, она продолжается войной, а заканчивается... Нет, просто смертью. Несмотря на честный разговор автора с читателем, эту книгу нельзя назвать жёсткой или жестокой, и она поколениями занимает своё место в детской классике. Герой книги - мальчик, ставший королём, потому что у него умер папа, и втянутый во взрослые политические игры. Автор, детский врач, умер в концлагере во время войны. От 7 до 14.
лытдыбр

Можно меня поздравить

Если в большом жанре я не больше, чем сетератор, то в малом дело продвигается. У меня новая публикация - в сборнике "Криптомифология". Большая честь для меня - я оказалась под одной обложкой с обожаемыми мной писательницами Евгенией Некрасовой и Уной Харт. И давней френдессой Юккой Малеккой!
Сборник вышел в лимитированном виде как часть набора от компании Сигурд, с метафорическими картами и браслетом в комплекте. Я написала в нём рассказ по браслету Мачен-Помра из другой лимитки, которую мне довелось собирать. Рассказ, конечно, не о браслете, а о легендарной горе, и её - и наших - демонах. Иллюстрации под рассказ - просто мечта писателя. Я надышаться не могла, когда мне книгу после типографии в руки дали.

лытдыбр

ВСТРЕЧАЕМ ХЕЛЛОУИН НА УРОКЕ

31 октября, во вторник, с 20.00, примерно полтора часа, собираюсь проводить онлайн урок.
Тема? Женская история литературы: неожиданные аспекты. От шумеров и до нашего времени.
Цена гибкая.
Запишется один участник - 1000 р.
Двое - по 900.
Трое - по 800.
И так далее :)
Нижняя цена - 500 р с человека. Это от шести участников.
Оплата в понедельник, запись до 12.00 понедельника.
Зум, ссылка во вторник.

ОТКУДА ЗНАЮ ТЕМУ:
Я несколько лет писала женские биографии для издания "Домашний очаг" и плотно познакомилась с материалом. Кроме того, мне всё время приходится откладывать какую-то информацию, когда я готовлю занятие по истории или литературе. Так что накопилось.

ЧЕМ ПОМОЖЕТ:
Взрослым - перетряхнуть свои знания, подросткам - взглянуть на историю под новым углом. Рассказы на исторические темы, близкие подростку, чаще помогают потом выучить и сухие факты официальной программы - появляются якорьки ассоциаций, за которые их удобно цеплять.
лытдыбр

Золотые глазки

- Сыночка мой, сына,
золотые глазки,
не ной,
не пой,
не плачь,
не хнычь.
За окном рябина,
на рябине сказки
ухает сыч.

- Мама, я не знаю,
не понимаю,
что там за сказки…
Мамочка, мне больно,
я таю,
исчезаю,
и глазки красные…

- Мамочка слышит,
и всё перескажет,
всё объяснит,
что ухнет сычик,
пернатый сказочник,
старый лесовик.
Сыночка, сына,
золотые глазки,
ушки навостри.
Только на маму,
славный мой, ласковый,
смотри, смотри.

- Мамочка, больно…
Мамочка, страшно,
чего, не пойму…

- Только не вой ты,
только не плачь ты,
давай обниму.
Как твои ушки,
готовы ли, лохматый мой?
Значит, слушай.
Жила-была девушка
с отцом да матерью.
Как говорят, пастушка.
Наряжалась
на заре
за речку,
выпасать
по зелён-траве
овечек…

- А овечки бе-е, бе-е,
да, мамочка?

- А овечки прыгают, бегают,
блеют, верно, лапочка…
Ишь, забилось сердечко.
Нравится, гляжу, про овечек.
Раз гуляла пастушка
с барашками
на зелёной опушке
леса страшного…

- Страшного, мама! Страшного!
Только не спрашивай…
Словно меня он хватает лапами,
цапает…

- Гуляла, да пела,
да песни всё глупые.
Про любовь - одно дело,
другое - что грубые.
Весёлые пела,
да стыдные.
Всё равно ж никого
не видно ей.
Ни ребёнка, ни старика,
ни женщины, ни мужчины.
Только вдали река,
да на опушке осины.
Пела, сама смеялась,
сама собой любовалась.
А сердечко всё билось, билось,
будто уже и влюбилась…

- А овечки, мама? Бегали?

- О них и забыла, о бедных-то,
устроила пляски…
Что, золотые глазки?
Нравится? Дальше?

- Да, про барашков.

- А к барашкам из леса волк.
А волк-то зубами щёлк.
Девчонку за юбку-то хвать -
и поволок.
Поминай как звать.

- А как её звать?

- Мамой, сынок…

- Мама… Это не сыч на рябине.
Это луна, мам.
Страшная, круглая…

- Сыночка, сына!
… Не отдам.
лытдыбр

Сан-Мигель, Гранада. Или вторая, невидимая, часть "Цыганского романсеро". 3

7. San Miguel canta en los vidrios;
efebo de tres mil noches,
fragante de agua colonia
y lejano de las flores.

Святой Михаил поёт в стёклах / окнах;
эфеб трёх тысяч ночей,
благоухающий одеколоном
и далёкий от цветов.

Тут продолжается тема "одомашнивания" архангела - он пахнет пристойным и искусственным одеколоном вместо живых цветов. А ещё он поёт в стёклах, что может разом означать и звук колоколов церкви, отражающийся в окнах города, и изображения Михаила в витражах (но я не уверена, что они там есть). Михаил назван эфебом, то есть юношей среднего подросткового возраста - именно таких юношей брали в модели художники, изображая ангелов, которые, по определению, признаков пола не имеют (понятно, что юноши при этом оказывались не слишком обнажены, достаточно было того, чтобы с них срисовать существо без женской груди и бёдер и мужских плеч и волос на лице). Загадочны три тысячи ночей - я не нашла никаких интерпретаций, но у Лорки обычно числа имеют значения.
Переводы: Collapse )
лытдыбр

Daye!

Нет языка, в котором не было б такого стихотворения о матери. Теперь я прочла и на диалекте турецких цыган. Автор - мой давний френд Сезгин Каплан. Он только что перенёс операцию на сердце после инфаркта.

Daye;
Te kandav te vasta kay kandena mire gila
Le mo kinalo şort te koçende
Me sar rovav
Tu te gila pen
Daye;
But kinalo som.
Uçar man to kamipesa
Poğari, poĝari me pandon me yaka ratake
Uçe uçe meden e birsima
Tay, tiniaçol e lula sar na iklile
Daye, me but kinalosam.
Tay korkoro
Axaylosa?..

Мама,
Услышать бы мне запах твоих рук - они пахнут моими песнями
Возьми мою усталую голову к себе на колени
Как я заплачу -
Ты забормочи свои песни
Мама,
Я очень устал.
Укрой меня своей любовью
Медленно, медленно закрываю свои глаза к ночи
Долго, долго пусть идут дожди
И не остановятся, пока не распустятся цветы
Мама, я очень устал.
И одинок
Понимаешь?