?

Log in

No account? Create an account

Под волчьим солнышком

Цыгане! Магия! Мировое господство!

Entries by category: литература

[sticky post]Верхний пост
лытдыбр
gipsylilya
Всем привет.

Старые посты моей славы в ЖЖ можно найти у меня в профиле. А сейчас я занимаюсь вот чем.

Пишу статьи для Культурологии, а прежде писала для проекта, который теперь связан с Культурологией - Pics.

Веду колонку с женскими биографиями на Домашнем очаге.

Пишу часть текстов и переводов для проекта Ресурсная психология.

Прозу сейчас выкладываю на Литнет.

Все стихи дублирую на Стихиру.

Сейчас через Ридеро продаю книги:
- Малый справочник феминитивов. Это о практике употребления и образования феминитивов как в среде феминисток, так и вне её, и также в разные исторические периоды.
- "Девушка, которая хотела написать книгу о войне". Фэнтези, альтернативная история, немного присутствуют вампиры, но в основном - фон языческой магии.

Капли граната - мистическая повесть, построенная вокруг пары биографическая деталей легендарного французского сыщика Видока. Естественно, мистика цыганская.

Письмена Утрехта: Как голландцы снова превращают город в книгу, чтобы показать, что каждый из нас -
лытдыбр
gipsylilya
Проект поэты Утрехта начали в 2012 году. Он состоит в том, что вместе с городом неделя за неделей и год за годом растёт стихотворение. Это стихотворение дописывается по одной букве - для чего поэты собираются каждую субботу. Буквы высекаются на булыжниках мостовой. На одно новое предложение уходит до трёх лет. Если брать чисто физические размеры, то за год стихотворение становится длиннее на пять метров.

Проект создала Утрехтская гильдия поэтов (что неудивительно), и авторами первых слов и строк стали Рубен ван Гог, Ингмар Хейце, Кретьен Брёкер, Алексис де Рооде и Эллен Деквиц. Ингмар Хейце известен тем, что два года был официальным поэтом города, и его стихи можно увидеть на стенах некоторых домов Утрехта - возможно, в подражание лейденскому поэтическому проекту.

По ссылке - мой перевод уже законченных фраз.

Источник: https://kulturologia.ru/blogs/160819/43922/

О том, куда я пропала
лытдыбр
gipsylilya
Штука в том, что после удара барабаном по голове я две недели лежала, а потом бешено кинулась навёрстывать упущенное в работе.
Сейчас я:
- приканчиваю перевод большой книги об опасных личностях в повседневной жизни от бывшего психолога ФБР Джо Наварро, книга выйдет в "Эксмо",
- всё ещё пишу статьи, множество статей, для Культурологии, Домашнего очага и Ресурсной психологии,
- вошла на правах исполнительного директора в группу организаторов большого фэнтези-фестиваля в Москве - Wonderfest :: Чудесатей и Чудесатей - он не только фэнтези, но и инклюзивный - и ещё все персонажи (аниматоры) феста объединены одним квестом для тех, кто любит интерактивные истории, и эта история будет разной для взрослых и для детей - в общем, вызов моим организаторским и сценаристским способностям большой, но со мной профессиональные актёры, режиссёры, сценаристы и так далее в одной команде, так что идёт пока очень хорошо :)
- набираю снова группы танца в Питере и Москве, тем более, что мне вот-вот придут свежие бубны,
- пыталась отпраздновать день рождения, съездив на сыгровку по Хогвартским сезонам на озере в Ленобласти, ииииии сыгровка в точности совпала с адским похолоданием, так что я не высовывала из домика нос, и мне в домик сочувствующие закидывали куски шашлыка,
- бегала со Златой насчёт подачи документов в колледж, на платное место, потому что физра и английский сильно нам попортили общий балл - хотя по основному предмету (информатика) у нас пятёрка - специальность - протезирование конечностей, там электропротезы учат делать
- пережила златин нервный срыв, теперь мы отдыхаем друг от друга и забот в разных городах,
- обнаружила на очередном МРТ (господи, сколько их уже) головы какую-то хрень,
- узнала, что Хали чуть не снесло селем, а игра отменилась,
- взяла на рецензию очередную книгу.

В общем, жизнь кипит немного слишком :)

Неизвестная форма о любви
лытдыбр
gipsylilya
С этого дерева
садовница
не оборвала лиан.
Чтобы они обвивались,
упивались,
проникали под кожу.
Чтобы оно иссякло,
нежась под их цветами.
И садовница говорила:
как же любовь опасна.

***

Как я люблю
в ночь полной луны
глядеть на неё,
думая,
что она привлекла и тебя,
и наши взгляды встретились
на одной её стороне.
Но ты не поднял взгляда
от света в ладони.
Вот что я знаю,
глядя
на луну.

***

Рисовать помадой цветок
на своих губах,
чтобы покрыть цветами
всё его тело.
Сидеть,
глядя на покрытый красным бокал
со следами вина,
уже не соображая
от винных паров,
помада это
или сердцем пошла кровь.

***

Даже поцелуй был тяжёл
для этого сна -
он разбудил тебя
прикосновеньем
ромашки из сада.
Нежен он был
с твоим сном
или не пожелал
коснуться?
Как с этой мыслью
коснуться его самой?
Щекочешь ему лицо
прядью волос.

***

Не поставила
эти цветы
в воду.
Положила их
засыхать
на старое блюдо
из серебра.
Невыносимо
смотреть на гниение
того, что дарили
словно любовь.

***

Мальчик чистил апельсин.
Девочка смотрела на его пальцы.
Под ногтями собиралась желтизна.
Запястье золотилось пухом.
Во всём этом было столько света,
что кажется,
воздух тоже пах светом.
Или, наверное,
апельсиновым соком.

Как литературный отец Фигаро стал секретным агентом короля: Тайная жизнь Бомарше
лытдыбр
gipsylilya
Это была не первая победа пера Бомарше. Когда он был ещё молод и, как часовщик, изобрёл анкерный спуск — механизм, повышающий точность хода часов, который используется и в наше время. На момент изобретения Карону, будущему Бомарше, был двадцать один год. В таком возрасте настоящим ударом было узнать, что обещавший Карону поддержку придворный часовщик… Предоставил изобретение юноши королю как своё собственное!

Пьер Карон опубликовал открытое письмо, разоблачающее придворного часовщика. Это письмо обратило на себя внимание должностных лиц, и они ознакомились с доказательствами Карона — предшествующими моделями механизма, каковых у вора, конечно, не было. Справедливость восторжествовала, Карону вернули авторство, а новые часы ему заказала сама мадам де Помпадур. Карон вмонтировал их в перстень. Несмотря на скромные размеры — около сантиметра в диаметре — они шли с отставанием не больше секунды в неделю.

Кстати, придворным учителем игры на арфе Карон стал после того, как изобрёл педаль, которая делала управление звуком точнее, а сам звук — чище. Для того, чтобы усовершенствовать инструмент, он и сам на нём научился играть в совершенстве.

Музыкант, оратор, драматург, механик — уже многовато талантов для одного человека? Как бы не так, ведь де Бомарше был ещё и королевским тайным агентом. И задания ему назначал лично король Франции.

https://kulturologia.ru/blogs/150619/43407/

Перевожу на одной из работ преинтереснейшую книгу
лытдыбр
gipsylilya
Очередной хит Джо Наварро.
Он пишет интересные, дельные вещи.
Но это ципец, как он любит предложения по абзацу длинной (по немаленькому) и существительные с окончаниями на tion. Весь тексты - поэмы, где tion - это сквозная рифма, блин.

Как дамы в незавязанных кимоно создали японскую литературу
лытдыбр
gipsylilya
Несмотря на то, что эти писательницы и поэтессы были гениями своей эпохи, им не дозволялась жизнь, хоть как-то отличная от жизни типичной аристократки-затворницы. Они невольно делили своих мужчин с десятками других женщин и мальчиков, им трудно было отправиться в путешествие, они переносили изнасилование в качестве обычного начала придворной любовной жизни или голод от потери мужа — ведь им нельзя было кормить себя самим.

Им приходилось общаться с интересными людьми через ширму и терпеть людей несносных, ничем им не полезных и не привлекательных, но способных легко испортить жизнь только потому, что у последнего придворного мужчины было возможностей для этого больше, чем у первой придворной женщины.

У этих женщин даже не было собственных имён: их звали по должности отца или мужа, по месту рождения или жительства.
Оно-но Комати была удивительно красива — впрочем, возможно, красивой её делали её прекрасные стихи, потому что отличить друг от друга японских дам под густым макияжем было трудновато. Про её стихи, которые считались в её время «болезненными», позже скажут — опередили время.

Главная легенда, связанная с жизнью этой поэтессы, гласит, что в неё влюбился вельможа. Не оценив своего счастья, красавица заявила, что разделит с ним постель, только если он проведёт у её порога сто ночей. Вельможу условие только распалило — как романтично! войдёт в легенды! — и он исправно являлся каждую ночь, но на сотую замёрз насмерть.

https://www.goodhouse.ru/stars/zvezdnye-istorii/kak-damy-v-nezavyazannyh-kimono-sozdali-yaponskuyu-literaturu/

***
лытдыбр
gipsylilya
На распространённый миф "до Ельцина россиян не было, было нормальное слово русские" отвечает Александр Сергеевич Пушкин:

"О, громкий век военных споров,
Свидетель славы россиян!
Ты видел, как Орлов, Румянцев и Суворов,
Потомки грозные славян,
Перуном Зевсовым победу похищали;
Их смелым подвигам страшась, дивился мир;
Державин и Петров героям песнь бряцали
Струнами громозвучных лир."

Как славянофилы чудили в девятнадцатом веке
лытдыбр
gipsylilya
Славянофилы предпочитали использовать как аллегории не «общих», популярных по всей Европе, богов Рима и Греции, а своих, родных, исконных. Они разыскивали их следы, писали о них очерки, посвящали им стихи. Правда, поскольку думать они продолжали по инерции исключительно в рамках и шаблонах общеевропейской культуры, то им казалось. что славянский пантеон обязан на сто процентов совпадать с античным, повторять его иерархию и сюжеты, дублировать его богов.

В результате в поисках этой клонированной иерархии и двойников античных богов многие божества были буквально выдуманы на ровном месте — а потом стали популярны настолько, что и сейчас не все знают, что эти боги и богини относятся к новоделам, состряпанным в подражание римскому пантеону как единственно правильному образцу.

Так, оказались выдуманы «боги любви» Лель и Лада — чтобы были свои, славянские Амур и Венера. Перун был назначен верховным богом, поскольку в античных пантеонах был верховный бог и воспитанные на Зевсе и Юпитере славянофилы даже предположить не могли, что для славян могли существовать равновеликие важные божества и что, если верховный бог был, то необязательно тот, который похож на Зевса.

На волне интереса к древнерусскому и общеславянскому Пушкин написал такие свои произведения, как «Руслан и Людмила» и «Сказку о золотом петушке». Что характерно, в обеих стихотворных повестях фигурируют персонажи явно тюркского происхождения (тот же Руслан). А некоторые сказки от Пушкина — это перенос сюжетов из немецкого фольклора на славянскую почву, поскольку в его времена предполагали, что мифы и сказки народов полностью дублируют друг друга и иначе быть не может.

Среди прочего, многие славянофилы боролись с заимствованиями из европейских языков, предлагая или заимствовать из других славянских языков, или употреблять по-новому устаревшие слова, или формировать неологизмы исключительно из славянских корней.

Этот подход не совсем уж странен. Он привёл к тому, что мы называем самолёт самолётом, хотя изначально это обозначение разновидности парома, или паровоз называли паровозом, соединив два родных корня. Но порой он доходил до таких крайностей, что по поводу славянофильства в языке острили: «Хорошилище грядет из ристалища на позорище по гульбищу в мокроступах и с растопыркой». Это означало — «Франт идет из цирка в театр по бульвару в галошах и с зонтиком», с заменой всех нерусских (и даже одного русского) корней.

Зато именно славянофилы подарили нам имена, которые станут популярны в двадцатом веке. Пушкин ввёл Людмилу — чешское имя, в Российской Империи бывшее не в ходу. Востоков, урождённый Александр-Вольдемар Остенек, немец-славянофил, составил имя Светлана, которое затем сделал очень популярным Жуковский.

Некоторые пытались переводить данные им при крещении имена греческого происхождения, но в среде дворянства популярны были такие имена, переводы которых на русское ухо не ложились. Например, Александры пытались представляться Людоборами, но это не прижилось.

Полностью: https://kulturologia.ru/blogs/220519/43185/

Польская муза Булата Окуджавы: Агнешка Осецкая и её мечта успеть обнять весь мир
лытдыбр
gipsylilya
Агнешка родилась в неудачное время, неудачном месте, неудачной семье. 1936 год, Варшава. Через три года, в сентябре, в город вошли немецкие танки. Отцом Агнешки был пианист Виктор Осецкий, но мать — мать носила немецкую фамилию Штехман. В СССР в то же время семьи с фамилией Штехман спешно высылали в Среднюю Азию. В Варшаве — нет, но это отныне была фамилия из стана завоевателей, врагов. А поляки всегда остро к такому относились… Мать после войны всё время чего-то боялась, почти болезненно, почти психически.

Конец войны Агнешка встретила уже школьницей. Она росла, и выросла, и закончила гимназию имени Марии Кюри (урождённой Склодовской, это важно!), и мир стал спрашивать её, кем она хочет стать и что хочет делать. А Агнешка… хотела почти всё. Объять необъятное.
Она любила музыку, она хотела быть журналисткой, поэтессой, писательницей, и ещё, может быть, стать актрисой — но это неточно. Но — поступить можно было только на одну профессию, и Агнешка поступила на журналистику. Закончила, и… тут же поступила в Высшую кинематографическую и театральную школу. Для этого ей пришлось переехать в Лодзь — в родной Варшаве не выходило.

Ещё в звании будущей журналистки Осецкая начала сотрудничать со Студенческим сатирическим театром. Она пробыла в совете театра до своих тридцати шести лет; но тогда, молодой девушкой, она не загадывала, насколько она тут. Она писала — всё подряд, стихи, прозу, репортаж. Всё это успешно публиковалось — Осецкую приняли как-то сразу. Она казалась голосом своего поколения, светлых вёсен пятидесятых, живших в ожидании вечного мира на планете и полётов в космос.

Мало ей было текстов, театра — Осецкая стала радиоведущей, вела музыкальную передачу (музыка! музыка!) на Польском радио. Её «Радио-студия песни» дала старт многим звёздам польской эстрады. Сама Осецкая петь могла только камерно, для своих — но она давала возможность петь на всю страну другим.

Жадная, жадная Агнешка, всё хотелось ей больше и больше сделать! И она делала, больше и больше. Её пьесы стали ставить сначала в Варшаве, потом во всей Польше, потом — в СССР, в странах соцлагеря, потом — во всём мире.
Жадная, жадная Осецкая — ей хотелось превращать чужое детство в сказку, которой не было в её детстве, и она стала писать детские книги. А дети — читать эти книги. И их детство становилось сказочнее.

А ещё она была очень красива — белокура, голубоглаза, самого идеального женского роста, как тогда считалось (165 сантиметров), с правильными чертами лица. Но это ей уже было всё равно, это была просто данность, а не достижение. Хотелось-то — достижений. Поэтому она влюблялась и влюбляла, ей очень нравилось покорять сердца. И — быть влюблённой, потому что поэтессы должны парить и страдать от любви, разве не так?

https://www.goodhouse.ru/stars/zvezdnye-istorii/polskaya-muza-bulata-okudzhavy-agneshka-oseckaya-i-eyo-mechta-uspet-obnyat-ves-mir/