Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

лытдыбр

Художницы, которых культурный человек не может не знать

1. Тамара де Лемпицка

Тамара Гурвич-Гурская росла девочкой с амбициями, и смогла их воплотить на полную. Когда после революции она оказалась с красивым, но апатичным мужем на руках, а также с пожилой матерью и маленькой дочкой во Франции, она быстро сообразила, как ей выгрести из того ада, в который засасывало её и её семью. Взяла уроки живописи, придумала себе романтичную биографию (стала из российской еврейки польской графиней - к замужней фамилии добавила частицу "де") и принялась зажигательно тусить в шёлковом платье на всех вечеринках Парижа, звали её или нет, демонстративно заигрывая с женщинами и мужчинами. Рабочий день её выглядел так: встать, перекусить, работать у мольберта, обнаружить, что уже вечер, накраситься, приодеться, поехать на вечеринку, там зажигать (привлекая внимание и новых клиентов), под утро приехать домой и броситься в кровать, и вскоре снова встать, чтобы работать почти без передышек. Мужа, который даже близких телодвижений для выживания семьи не предпринимал, предпочитая томно тосковать по условной родине (он был всё же поляком, а не русским) за винишком, пришлось скинуть как обузу. Дочь Тамара практически не видела. Смогла выйти замуж и успешно, и по любви - за венгерского еврея, предпринимателя. Понятно, что когда Гитлер атаковал Францию, с таким мужем Тамара не могла просто остаться в Европе. Она бросила всё, чтобы вывезти семью в США и там начать всё с нуля.
Вскоре она, однако, оказалась в забвении. Лишь в шестидесятых о ней вспомнили и на новой волне интереса стали просить интервью. Но Тамара отлично знала, в какой момент и что нужно для интереса публики. Она заперлась в домике в Мексике, среди кактусов и выжженной земли, и её дочери пришлось сказать, что мама давно живёт отшельницей и духовно просветляется, так что интервью давать не будет: суета это всё. Цены на картины Лемпицкой немедленно взлетели до небес, и дочери в наследство после смерти матери досталась круглая сумма.
Стиль, в котором рисовала де Лемпицка, называется "мягкий кубизм", и она, вероятно, самая знаменитая женщина из всех направлений кубизма в мире и истории. Одной из знаковых картин считается её автопортрет в автомобиле. Когда он был нарисован, у Тамары не было никакого автомобиля. У неё лишней-то пары обуви, вероятно, тогда не было...



Collapse )
лытдыбр

Как Сальвадор Дали раз за разом предавал тех, кого любил

У маленького Сальвадора Дали была большая неприятность: мир постоянно отказывался его слушать. Когда он в школе проигрывал в детские игры другим мальчишкам, то, чтобы исправить это, кричал, плясал и вообще вёл себя так, словно это он, Сальвадор, всех обыграл. Но для себя он знал, увы, что всё опять случилось не по его. В этом мире он мог положиться на очень мало вещей и только на одного человека – своего маленького круглощёкого пажа. Паж был четырьмя годами младше и вообще девочкой. То была сестра Сальвадора – Анна Мария.

Если мама мальчика его любила и баловала, то Анна Мария буквально боготворила. Ходила за ним хвостиком, во всём слушалась и выслушивала любые речи, сияя круглыми чёрными глазами. Всё в ней было округлое, и, даже когда она стала подростком, то совершенно не вытянулась. Округлый носик по-прежнему был похож на детский. Округлые икры – такие, словно их обладательницу бабушка каждый день хвалит за хороший аппетит. А по спине неизменно спускались три округлые пряди – волосы рассыпались в них сами, как бывает с волосами девочек, которые годами носили косу.

Эти округлые пряди можно было увидеть на многих картинах Сальвадора. Он много раз рисовал сестру со спины. Портретов в лицо было гораздо меньше, и Сальвадор на них безбожно льстил модели.

Союз их был трепетен. Анна Мария часами сидела неподвижно, позируя брату, которому обязательно надо было стать великим художником. Сама она тоже умела рисовать, но тренировалась гораздо меньше. От девочек в насквозь патриархальном, сонном, католическом Кадакесе никто не ждал иного: сначала они должны будут радовать отцов и прислуживать братьям, а потом – прислуживать мужьям и радовать сыновей. За неимением (в силу возраста) мужа Анна Мария любила Сальвадора. Сальвадор любил Анну Марию. Они проводили вместе часы.

https://www.goodhouse.ru/stars/zvezdnye-istorii/kak-salvador-dali-raz-za-razom-predaval-teh-kogo-lyubil/
лытдыбр

Любимые ветхозаветные героини художников прошлого: Как их узнать

Есть и ещё один сюжет с мужской головой в руках женщины – речь идёт о Саломее и голове Иоанна Крестителя, но это уже новозаветный сюжет. Согласно ему, Иоанн Креститель обличил распутство матери Саломеи, Иродиады, и та подговорила дочь станцевать перед её отчимом, царём Иродом Антипой, на день рождения. По обычаю царь, показывая, что доволен танцем падчерицы, предложил ей просить в награду что угодно, и Саломея, как подучила её мать, потребовала казни Иоанна.

Традиционно также считается, хотя не все интерпретаторы с этим согласны, что Ирод Антипа пообещал награду Саломее потому, что потерял голову от какого-то особенно непристойного танца. Из-за этого саму Саломею нередко изображают танцующей обнажённой. На деле в странах Ближнего Востока был в ходу обычай, когда в ответ на подарки от родственников в день своего рождения царь отдаривался, и часто предлагал именно исполнение желания.

Саломея, в зависимости от эпохи, воспринималась то как пример того, как невинность может способствовать пороку, то как юная коварная соблазнительница.



https://kulturologia.ru/blogs/250820/47362/
лытдыбр

Как Сальвадор Дали раз за разом предавал тех, кого любил

Когда в Кадакесе молодые франкисты громили старые усадьбы — да, это сделали не республиканцы — Дали ни на миг не задумался о том, чтобы вывезти оттуда сестру.

Когда франкисты бросили Анну Марию в тюрьму с другими благородными доннами, чтобы насиловать их под видом допросов о связях с республиканцами, не Сальвадор пытался её вытащить. И после, когда она свалилась в глубокую депрессию после пережитого, вытаскивал её не он.

В 1942 году в США Дали выпускает книгу о себе: «Тайная жизнь Сальвадора Дали, рассказанная им самим». Через несколько лет Анна Мария отвечает ему книгой «Сальвадор Дали глазами сестры», которую сам Дали находит оскорбительной. В ней нет ни кусочка его — гигантского в жестах, эксцентрического, полного сексуального напряжения образа, который он так лелеет: это рассказ о семье из Кадакеса, в которой растёт избалованный, странноватый, но всеми любимый мальчишка. Тот Сальвадор, которого когда-то потеряла Анна Мария.

Такого «предательства» художник не простит ей до конца жизни. Он разошлёт во все газеты меморандум, обличающий его семью: «Я был изгнан из семьи в 1930 году без единого гроша…» Это он пишет о молодом, полном сил и уже начавшем успешную карьеру двадцатишестилетнем мужчине, которого отец содержал вплоть до выходки на выставке, когда этот молодой мужчина написал на картине «я плюю на могилу матери». В 1984 году, когда Анна Мария услышит, что Сальвадор вот-вот умрёт от обширных ожогов, она примчится к нему в больницу — он самыми грязными словами изгонит её прочь от палаты. На похороны она не придёт.



https://www.goodhouse.ru/stars/zvezdnye-istorii/kak-salvador-dali-raz-za-razom-predaval-teh-kogo-lyubil
лытдыбр

Как картины прошлого наполняли непристойными намёками, которые мы теперь не можем понять

А вот на картине известного американского художника Уинслоу Хомера тульёй прочь от зрителя держит свою шляпу девушка. У её собеседника сельскохозяйственный инструмент в руках повёрнут так, чтобы одна из его рукояток торчала прочь от бёдер. Картина называется «В ожидании ответа», так что нетрудно разгадать, что на ней происходит. Страстно влюблённый юноша сделал девушке предложение, а она медлит — похоже, оттого, что её уже соблазнили и она не представляет, как объясняться во время первой брачной ночи. Она считает себя навеки загубленной для брака, что подчёркивают траурные ленточки на её шляпе.



https://www.goodhouse.ru/family_and_children/fun/kak-kartiny-proshlogo-napolnyali-nepristoynymi-namyokami-kotorye-my-teper-ne-mozhem-ponyat/
лытдыбр

Куда смотреть на картине с шахматами, чтобы узнать, какую историю зашифровал художник

Картина изображает сцену из пьесы Шекспира «Буря». Волею случая на необитаемом острове по очереди оказываются давние враги – герцог-волшебник и некогда изгнавший его король (бородатые мужчины в дверях). Но их дети влюбляются друг в друга, им и дела нет до распри отцов. Во время игры в шахматы в пьесе Миранда, дочь герцога, в шутку обвиняет Фердинанда в жульничестве – в версии, например, французского художника Сент-Эвре она делает это, чтобы дотронуться до руки молодого человека, и тот отлично понимает, что с ним заигрывают.

В интерпретации художницы-прерафаэлитки, пока Миранда рассуждает о жульничестве, Фердинанд чувствует себя очень скованно – в нём нет той игривости, что на французской картине. И если воспринять образ Фердинанда в целом, легко обнаружить подсказку о причине – он недвусмысленно держит шахматную фигуру возле паха так, что она напоминает о типичной юношеской реакции на красивую девушку; спрятанная между ног рука также может быть зрительным эвфемизмом для столь же тщательно скрываемой сейчас другой части тела. При этом

Родители Миранды и Фердинанда на этой картине буквально отодвинуты в угол, хотя в пьесе они в этот момент достаточно активны. В центре картины – наэлектризованная атмосфера между молодыми людьми.



https://kulturologia.ru/blogs/240620/46801/
лытдыбр

Скандальная Мария Башкирцева: художница, которой не дали стать легендарной писательницей

Эти дневники должны были стать бесцензурной историей внутреннего взросления девочки и девушки, которое состоит вовсе не в том, что она понимает, как хорошо быть добродетельной. Но из них убрали боль, злость, унижение и чувственность - то есть всё, что составляло замысел. И всё же даже в совершенно выхолощенном виде они произвели эффект выстрела, так, что одну из рецензий написал премьер-министр, а на тех, кто знал Башкирцеву лично (а это немало художников) в публичных местах накидывались с расспросами.

"Глупые мысли, эротические порывы, унизительные провалы, грандиозные планы, бытовые детали, возня перед зеркалом и намерение сделать карьеру в науке ли или в искусстве — всё вместе, без прикрас, ещё никогда не открывалось о девочках прежде. Мария честно и прилежно записывала даже то, что ей самой было горько или смешно, чтобы не портить чистоту эксперимента. Дневник был её грандиозным проектом, который должен был перевернуть мир.

...

И перевернул бы, совершив революцию в образе девочки и девушки на несколько десятилетий раньше — если бы оставшиеся в живых Башкирцевы и Бабанины не были так озабочены репутацией семьи. Зная, что дневник писался именно для дальнейшей публикации (мудрено было не знать — это записано на первых же листах), мать Марии действительно взялась за эту публикацию… Но вырезала всё, что сочла неприличным. А это значит, в общем-то… почти всё вообще.

Дневник стал приложением к тому образу, который создавала при жизни Марии её семья — почти бесплотному ангелу, художественному дарованию, которое погибло от туберкулёза, ещё толком не успев повзрослеть.

...

И мать, и отец Марии были из семей, которые своим происхождением гордились. Башкирцевы, например, были соратниками Потёмкина. Правда, усадьбу в Полтаве генерал Башкирцев не выслужил, а купил за бесценок у местного разорившегося семейства, да ещё и, по слухам, как следует прижав семью, чтобы те продали дом и землю за бесценок. Но генералам прощали и не такое — всё равно семья Башкирцевых оставалась уважаемой, как и семья деда по матери Бабаниных. Разве что бабушка по матери была ничем не примечательной француженкой — свадьба деда с ней прошла не без скандала, в том числе из-за юного возраста жениха и невесты. Невесте вообще и шестнадцати не исполнилось.

В том числе и французская кровь позже стала для Марии аргументом, почему она имеет право считать себя француженкой.

...

Мамин брат стоит отдельного упоминания — его недаром после смерти Марии вычеркнули изо всего дневника.
Он пил, буянил, ввязывался в драки, бил собственную сестру, спускал деньги в игре, читал при маленькой Марии вслух порнографические романы — чтобы смутить её гувернантку (в дневнике художница пишет, что всё отлично понимала, хотя и читал дядя по‑французски, и это было ужасно). Он женился на женщине чуть не вдвое старше себя и далеко не такой родовитой. Семье Марии не раз приходилось переезжать из одного уголка Европы в другой в том числе после очередной выходки дяди Жоржа. Кстати, его дочь потом стала графиней Тулуз-Лотрек, несмотря на шлейф репутации, оставленной ей отцом в наследство.

Что касается Романова, вскоре после свадьбы он умер — как настаивала семья Башкирцевых-Бабаниных, от излишеств, но по русской диаспоре за границей моментально прошёл слух, что молодая жена его отравила. Родня покойника немедленно подала в суд, пытаясь лишить мадам Романову полученного наследства. В итоге, где бы Башкирцевы не появлялись, русское дворянство — среди которого по праву и родства, и свойства должна была вращаться Мария — отворачивалось от неё, отвергало её, злословило и насмехалось над ней.

Удивительно ли, что Мария, уверенная, что прославится, славу свою хотела отдать принимающей её намного радушнее Франции и только ей? Свой знаменитый дневник она тоже вела по‑французски, и по-французски всегда стремилась говорить дома — хотя в то время в дворянских семьях это уже было не слишком принято. Впрочем, её мать, тётя, дяди — полуфранцузы — просто говорили на материнском языке, без идейной или сословной подоплёки, переходя с него на русский и обратно так легко, как бывает, когда у тебя два родных языка."

https://www.goodhouse.ru/stars/zvezdnye-istorii/skandalnaya-mariya-bashkirceva-hudozhnica-kotoroy-ne-dali-stat-legendarnoy-pisatelnicey/
лытдыбр

Счастливый Илья Репин и несчастные судьбы четверых его детей

Чем ни занималась Вера-младшая, за что ни бралась — во всём её поддерживал отец, любое дарование, которое она в себе обнаружит, готов был развивать. И при этом словно поощрял Веру капризничать, манипулировать и проказничать, умиляясь всему, спеша исполнить любое требование. Ни за что не одёргивал. Из таких залюбленных детей часто вырастают или талантливые, или нахальные взрослые. Откровенно говоря, из Веры выросло и то, и другое.

Конечно же, Вера попробовала себя в живописи, но быстро поняла, что душа лежит совсем к другому виду искусства. Она выучилась петь, как следует изучила актёрской мастерство — и взрослой отправилась покорять сцену. Она стала артисткой Александринского театра. Но вне домашнего кружка, — где царил сначала её отец, окружённый поклонниками и друзьями, а потом — кроткая мать, — оказалось, что для сцены одного таланта мало. Даже такого яркого, каким он был у Веры Ильиничны. Нужно нечто большее, иначе в коллективе не приживёшься. Социальная чуткость, эмоциональный интеллект…

У Веры всего этого не было. Разбалованная отцом до крайности — даже после развода родителей она осталась с ним, потому что Репины «поделили» детей поровну — она, по воспоминаниям современников, в общении была крайне неприятна.

...

Надей отец стал восхищаться, когда из девочки выросла решительная и целеустремлённая девушка. Она эмансипе, писал он с удовольствием в письме к Татьяне Толстой (которая, кстати, была среди его любовниц) ... Да, Надежда, как многие эмансипированные девушки её времени, пошла на курсы лекарских помощниц — нечто вроде медсестры. После курсов работала в земских больницах.

... Никто не знает, что точно с ней произошло там, на медицинском фронте. Слишком много смертей? Слишком мало сна? Сексуальное насилие? Женщина вернулась повредившейся в уме. Она вела себя странно, почти ни на кого не реагировала, почти не выходила из комнаты. Отец пытался с ней взаимодействовать по своей методике. Он, кажется, был уверен, что искусство, занятия рисунком, могут помочь Надежде, могут вытащить её, и постоянно и настойчиво с ней занимался.

...

Женился Юрий на женщине обыкновенной, просто Прасковье, и открыл художественную школу для финских детей. Прасковья родила ему сыновей, Гая и Дия — то есть Георгия и Дмитрия. Замысловатые сокращения имён были в моде. Все четверо так и остались в Финляндии после революции. Гая и Дия по какому-то капризу Юрий запрещал стричь — они должны были расти как индейские мальчики. Им заплетали косы и читали книги об индейцах.



...

Его сын Дий умер много раньше. Он вбил себе в голову, что хочет учиться на художника в Ленинграде. Илью Репина приглашали вернуться в Россию, но тот отказался. Дий же сам подал документы, но отказали уже ему. Тогда он не придумал ничего лучше, чем нелегально пересечь границу. Молодого авантюриста (а это, надо сказать, было не первое в его жизни приключение) схватили и обвинили в шпионаже.

...

Юрий год за годом пересылал Гаю деньги со счёта, куда он положил компенсацию под процент. Все эти деньги уходили на оплату места в больнице и лекарств. В конце жизни Гай ослеп и страшно ослаб.

...

После революции Татьяна жила на зарплату учительницы — она устроилась в Беларуси, недалеко от ещё одной усадьбы своего отца, куда переехала с дочерью.
В тридцатом году, когда у Таси уже у самой были муж и четверо детей, семья переехала в Финляндию, в «Пенаты». Став дедушкой такого количества внуков, Илья Ефимович вдруг почувствовал себя — без шуток — безмерно счастливым. Счастье это длилось, увы, всего несколько месяцев. В сентябре того же года художник умер.

https://www.goodhouse.ru/stars/zvezdnye-istorii/schastlivyy-ilya-repin-i-neschastnye-sudby-chetveryh-ego-detey
лытдыбр

***

Совет тем, кто занимается художественными переводами. Не надо сосредотачиваться на словарных соответствиях вспомогательных слов.

Не обязательно каждый раз переводить "такие как" и "как пример" - попробуйте разбавить словом "вроде".
"Иногда" - это ещё "порой"
"Также" - "ещё и", "к тому же"
"Только" - "лишь", "не больше, чем" (не злоупотребляйте последним)
"Однако" время от времени отлично заменяется на "впрочем"
"Снова и снова" - "раз за разом"
"Несмотря на" - "хотя", "хоть и"
"Своевременно" - "вовремя"
"Некоторые" - "иные"

И помните, что конструкции с they и you очень часто на самом деле обезличенные. Не "они называют тебя сукой" (если речь не о конкретных уже названных людях), а "тебя называют той ещё стервой". Не "вы можете увидеть, что, когда вы берёте дело в ваши руки", а "можно увидеть, что, когда дело берёшь в свои руки"

И, кстати, в половине случаев притяжательные местоимения не нужны

Всем респект
лытдыбр

4 известнейших фейка о знаменитых деятелях искусства, в которые интернет верит до сих пор

СЕАНС С РАЗОБЛАЧЕНИЯМИ

По легенде, которую прочёл уже каждый, в пятнадцатом веке в одной деревушке жил не слишком богатый ювелир – все его доходы уходили на прокорм восемнадцати детей. Два сына ювелира, Альберт и Альбрехт, хотели стать художниками и договорились, что сначала один из них будет работать в шахте, чтобы оплачивать учёбу второму, а потом они поменяются. Но, когда Альбрехт через годы обучения на художника вернулся и сказал брату, что теперь готов спуститься в шахты, чтобы Альберт тоже обучился, брату пришлось отказаться: его руки уже были изуродованы тяжёлым трудом и не годились для рисования. Растроганный Альбрехт Дюрер (а юношей-художником был именно он) в благодарность запечатлел руки брата сложенными в молитвенном жесте.

...

Эта история – часть теста. В нём есть вопрос: «Если бы вы встретили беременную женщину, у которой уже 8 детей, из них трое глухих, двое слепых, один умственно отсталый, а сама женщина больна сифилисом – вы бы посоветовали ей сделать аборт?» и предположение об ответе: «Да, кстати, насчет аборта: если ваш ответ "да", то вы только что убили Бетховена».

...

Мало кто сейчас знает, что создательница знаменитого Карлсона в 30-40-х состояла в ультраправой национал-социалистической партии Швеции (Nationalsocialistiska Arbetarpartiet), аналоге немецкой НСДАП, а сам Карлсон прямо списан со второго человека Третьего Рейха, Германа Геринга, с которым она дружила все 30-40-е, а познакомилась еще в 1925 году, когда он, будучи лётчиком-героем Первой мировой, устраивал авиашоу в Швеции.

"Моторчик" Карлсона – намек на Геринга-авиатора. Но все гораздо интереснее. В книгах Астрид Линдгрен их главный герой, Карлсон, постоянно употребляет наиболее расхожие фразы своего прототипа. Знаменитое "Пустяки, дело житейское" – любимая поговорка доброго и полноватого Геринга. "Я мужчина в самом расцвете сил" – тоже одна из наиболее расхожих фраз этого жизнерадостного и милого весельчака, "ужаса человечества". И ему же, Герману Герингу, принадлежит сама идея о моторчике за спиной, которого ему в жизни так не хватало – именно это он сказал однажды в кругу друзей, в числе которых была и Астрид Линдгрен

...

В конце пятидесятых Фаину Георгиевну отыскали родственники и она смогла выехать в Румынию и повидалась с матерью, с которой рассталась сорок лет назад.
Сестра Изабелла жила в Париже. После смерти мужа её материальное положение ухудшилось и она решила переехать к знаменитой сестре, которая, как она предполагала, при всех её званиях и регалиях, купается в роскоши.
Обрадованная, что в её жизни появится первый родной человек, Раневская развила бурную деятельность и добилась разрешения для сестры вернуться в СССР.
Так начинается эта история, а дальше следует рассказ о том, как парижанка была шокирована тем, что у Раневской нету виллы и как мала (двадцать семь квадратных метров) её квартира. Заканчивается всё тем, что мадам Фельдман (такова была фамилия сестры актрисы) очаровала парижскими манерами мясника в магазине «Мясные изделия» и постоянно брала там «бон филе», то есть хорошее красное мясо. «Бон филе надо уметь выбирать!» гордо сказала она ахнувшей сестре.

https://kulturologia.ru/blogs/050620/46621/