Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

лытдыбр

Хроники коммуны

22 июля

Девочка-Павлин опять играет в кафе и заодно прыгает на моей кровати. Андроид напилил фанерку, которую мы несли в ночи из строймага, на донышки для подкроватных ящиков. Я вчера обклеила специальной лентой боковинки столешницы, на которой стоит синтезатор, и теперь они белые, потому что я скучная и намерена полкомнаты оформить в белом цвете.
Параллельно девочка-Павлин читает книжку стихов и играет на пианино

**

Андроид:
- Интересно, меня в твоём инстаграме больше, чем Златы!
Я:
- Ты хуже уворачиваешься

**

Киборг:
- Почему ты всё время говоришь нам то, что мы и так собирались сделать?!
Я:
- Мне просто надо убедиться, что дом не распадётся.
Киборг:
- Дом не распадётся. В крайнем случае, спрячешься в шкаф. У тебя их теперь много.

**
Collapse )

Злата в изучении жестового языка дошла до тракторного завода, оживилась и сказала, что сможет переводить песни Семёна Слепакова

**

Киборг которую ночь смеётся в пустой комнате.
Нет, теоретически я знаю, что у неё там скайп...
лытдыбр

Идолы Азии: почему жизнь суперзвёзд похожа на рабство и чему они учат подрастающие поколения

Армии (их так и называют) поклонников делятся на обычных и экстремальных, причём культура экстремального фанатства также поддерживается продюсерами — одержимость этих особенных поклонников заставляет их тратить много денег на билеты, диски и сопутствующие товары. Особенность их, однако, не в этом. Они рисуют фанарт, изображающий изнасилование айдолов, и обсуждают, что до конца овладеть объектом своей страсти можно только убив его. И они не только рассуждают.

В 2016 году за кулисами на ожидавшую своего выхода певицу Майю Томита напал один из поклонников. Он нанёс ей около двадцати ножевых ранений в область груди и шеи. В 2014 году две девушки-подростка из группы AKB48 подверглись нападению со стороны вооруженного пилой мужчины на одной из обычных встреч с поклонниками.

В 2019 году на певицу Ямагути Махо напали в подъезде двое неизвестных — те самые мужчины, которых вспугнул приехавший лифт. Когда она заговорила об этом на ток-шоу, трансляцию экстренно прервали. Она продолжила рассказ в твиттере, чем вызвала недовольство своих продюсеров. Продюсеры не просто не защищают айдолов, приносящих им миллионы — они поощряют всех их фанатов, даже самых опасных. Певицам и певцам внушается, что важны только желания поклонников. Если они скажут съесть кактус — съешь. Запретят дышать — прекращай. Этот подход выглядит особенно пугающим в свете того, что часть айдолов Японии — совсем ещё маленькие девочки.

https://www.goodhouse.ru/stars/zvezdnyy-fakt/idoly-azii-pochemu-zhizn-superzvyozd-pohozha-na-rabstvo-i-chemu-oni-uchat-podrastayushchie-pokoleniya/
лытдыбр

Трава пробивает (Рэп)

Тем, кого закатали в асфальт и залили в бетон,
Остаётся лежать, делать вид, что иначе нельзя.
Под асфальтом солнце и дождь — миф или сон.
Захочется выжить — землю учись лизать.

Нас похоронили, зарыли, крышкой закрыли,
Говорили, что мир вокруг — не для нас.
Нас учили закрывать глаза, не отращивать крылья,
Стоять по стойке смирно, всегда выбирать пас.

Кто-то должен быть внизу, всегда быть внизу,
Чтобы было кого топтать.
Но я много чего несу — и ясность тоже внесу:
Трава пробивает асфальт.
Небо и время — для тебя, для любого из нас,
Ты в полном праве мечтать,
Выбирать, цели намечать, смотреть со всех глаз,
Расти, разбивая асфальт.

Обрубают любую дружбу, любую связь,
Тебе не положена помощь, тебе не нужны друзья,
Ты волк-одиночка, ты — умница-дочка,
Сама понимаешь, верить своим нельзя, никому нельзя.
Тебе и так асфальт пропускает немного дождя,
Тебя асфальт защищает, у солнца лучи горячи.
Зачем тебе корни, за руку друга держать,
Тихо лежи, тут, под асфальтом, кричи — не кричи.

Нас похоронили, закопали, крышкой закатали,
Объяснили, наше дело — не жить, а выживать.
Небо, высота, горизонты и дали -
Для таких, как мы, это будут просто слова.

Кто-то должен быть внизу, всегда быть внизу,
Чтобы было кого топтать.
Но я много чего несу — и ясность тоже внесу:
Трава пробивает асфальт.
Это небо — для тебя, для любого из нас,
Ты в полном праве мечтать,
Выбирать, цели намечать, смотреть со всех глаз,
Расти, разбивая асфальт.

Нам глаза закрыли, под асфальт урыли, рядочками сложили,
Рассказали, что нам думать, чего желать.
А мы, сука, живы, мы под асфальтом живы,
И наши злые жилы сильнее, чем асфальт.

Трава пробивает асфальт.
(в твоём городе)
Трава разбивает асфальт.
(на твоей улице)
Трава пробивает асфальт.
(в твоём городе)
Трава разбивает асфальт.
(на твоей улице)
лытдыбр

Семиха: эпатажная женщина-кукла, создавшая турецкую оперу

Турция узнала Семиху в тридцать первом году, когда она появилась в первом в истории страны звуковом фильме «На улицах Стамбула». И тут же пошли сплетни. А вы слышали, её родили вне брака? Нет, в браке, но мать развелась с отцом и оставила ребёнка себе. Просто бросила его. Эти художницы сумасшедшие. Сначала они рисуют голых людей… Да, даже мужчин, так говорят! Потом уходят от мужей. Кто бы женился на художнице? Семиху зачали в грехе. И, кстати, подумайте, как молодая артисточка получила роль.

Девушку, на самом деле, режиссёр заметил в оперетте, а директор оперетты отбирал певиц и певцов ещё в консерватории, где Семиха училась не только пению, но и актёрскому искусству — жанр был для Турции нов, желающих (и умеющих) петь оперетту было немного, особенно девушек, так что директора театров тряслись над каждой певицей и сманивали их друг у друга. До фильма Семиха успела посотрудничать с несколькими площадками.

Когда в 1934 году поставили первую турецкую оперу, «Эсой», естественно, туда пригласили Семиху. Оплатил постановку оперы лично Ататюрк, президент Турции, заинтересованный в её модернизации и связи с глобальным культурным пространством.

https://www.goodhouse.ru/stars/zvezdnye-istorii/semiha-epatazhnaya-zhenshchina-kukla-sozdavshaya-tureckuyu-operu
лытдыбр

Польская муза Булата Окуджавы: Агнешка Осецкая и её мечта успеть обнять весь мир

Агнешка родилась в неудачное время, неудачном месте, неудачной семье. 1936 год, Варшава. Через три года, в сентябре, в город вошли немецкие танки. Отцом Агнешки был пианист Виктор Осецкий, но мать — мать носила немецкую фамилию Штехман. В СССР в то же время семьи с фамилией Штехман спешно высылали в Среднюю Азию. В Варшаве — нет, но это отныне была фамилия из стана завоевателей, врагов. А поляки всегда остро к такому относились… Мать после войны всё время чего-то боялась, почти болезненно, почти психически.

Конец войны Агнешка встретила уже школьницей. Она росла, и выросла, и закончила гимназию имени Марии Кюри (урождённой Склодовской, это важно!), и мир стал спрашивать её, кем она хочет стать и что хочет делать. А Агнешка… хотела почти всё. Объять необъятное.
Она любила музыку, она хотела быть журналисткой, поэтессой, писательницей, и ещё, может быть, стать актрисой — но это неточно. Но — поступить можно было только на одну профессию, и Агнешка поступила на журналистику. Закончила, и… тут же поступила в Высшую кинематографическую и театральную школу. Для этого ей пришлось переехать в Лодзь — в родной Варшаве не выходило.

Ещё в звании будущей журналистки Осецкая начала сотрудничать со Студенческим сатирическим театром. Она пробыла в совете театра до своих тридцати шести лет; но тогда, молодой девушкой, она не загадывала, насколько она тут. Она писала — всё подряд, стихи, прозу, репортаж. Всё это успешно публиковалось — Осецкую приняли как-то сразу. Она казалась голосом своего поколения, светлых вёсен пятидесятых, живших в ожидании вечного мира на планете и полётов в космос.

Мало ей было текстов, театра — Осецкая стала радиоведущей, вела музыкальную передачу (музыка! музыка!) на Польском радио. Её «Радио-студия песни» дала старт многим звёздам польской эстрады. Сама Осецкая петь могла только камерно, для своих — но она давала возможность петь на всю страну другим.

Жадная, жадная Агнешка, всё хотелось ей больше и больше сделать! И она делала, больше и больше. Её пьесы стали ставить сначала в Варшаве, потом во всей Польше, потом — в СССР, в странах соцлагеря, потом — во всём мире.
Жадная, жадная Осецкая — ей хотелось превращать чужое детство в сказку, которой не было в её детстве, и она стала писать детские книги. А дети — читать эти книги. И их детство становилось сказочнее.

А ещё она была очень красива — белокура, голубоглаза, самого идеального женского роста, как тогда считалось (165 сантиметров), с правильными чертами лица. Но это ей уже было всё равно, это была просто данность, а не достижение. Хотелось-то — достижений. Поэтому она влюблялась и влюбляла, ей очень нравилось покорять сердца. И — быть влюблённой, потому что поэтессы должны парить и страдать от любви, разве не так?

https://www.goodhouse.ru/stars/zvezdnye-istorii/polskaya-muza-bulata-okudzhavy-agneshka-oseckaya-i-eyo-mechta-uspet-obnyat-ves-mir/
лытдыбр

***

Девочка А. научилась ловить мячик (иногда, по крайней мере) и катать его по ладони. Ещё она научилась стучать кастаньетами в ритме звучащей музыки. И садиться на корточки, и с корточек вынимать мячик из-под стола и стеллажа. И раскачиваться на корточках, и ходить на цыпочках. Но девочка А. отказывается понимать слова "ещё пятнадцать минут занимаемся".
Тут ведь как - обычно занятие с трёх до четырёх, и А., заходя в класс, смотрит на часы и понимает, что сейчас три. Но если на пятнадцать минут позже начать урок, для неё это тоже три. И закончить надо в четыре.
Она смотрит на часы и видит четыре - и идёт к двери. Я останавливаю её и говорю, что мы ещё занимаемся. Девочка А. ещё раз сверяется с часами на стене, трогает ручку двери (можно?), потом обнимает меня - это её пожалуйста. Я говорю, что очень её понимаю, но мама ещё не пришла, так что мы занимаемся ещё.
Девочка А. не понимает моих претензий на её свободное время. Она смотрит на часы, где толстая стрелка на четырёх, и со вздохом идёт в угол садиться на стул. Она садится и складывает руки на коленях.
И это чертовски хорошо, потому что полгода назад она кричала и кидалась вещами, а теперь только выражает свою позицию.
И я беру мячик и пытаюсь её вовлечь. Мячик как бы ненастоящее упражнение, он смешной, он закатывается под ногу или отскакивает от стены. А. вовлекается, играет, но каждую секунду помнит, что уже четыре и УРОК ЗАКОНЧЕН. Когда приходит мама, А. бежит к ней стрелой. Равновесие в мире восстанавливается.
Вообще этот феномен долго оставался для нас загадкой, пока сторож не сообщил, что А. смотрит время. В большом зале, куда мы с А. ходим в перерыве пить воду, тоже есть часы. Я взгляд на них не замечала, а сторож заметил.
лытдыбр

***

От песни цыганской
воздух рябило, будто волну.
Время сложилось,
рухнуло в собственную глубину.
И пели цыгане -
сразу, везде, всегда и теперь,
о долгих дорогах
с развилками встреч или потерь.
Пели в пещерах,
в лачугах из глины и круге шатров,
стенах кирпичных,
в свете неверном алых костров.
Пели под пулями.
Пели под мухой и под предлогом.
Чтобы забыть,
что сами поют и услышать в пении Бога.
Чтобы поверить,
что песни может услышать Бог,
и вытрет им слёзы,
и каждого пожалеет чуток,
и горя не станет,
и беды все будут наперечёт.
… Бог заплакал,
и было на сердце ему горячо.