Лилит Мазикина (gipsylilya) wrote,
Лилит Мазикина
gipsylilya

Category:

Женщины, которых судьба оторвала от цивилизации, а они сумели выжить, несмотря ни на что

Гораздо охотнее вспоминают другую выжившую в снегах женщину — Аду Блэкджек, коренную жительницу Аляски, воспитанную миссионерами. Жизнь её никогда не была особенно лёгкой. У миссионеров не было цели обеспечить ей карьеру в будущем, так что её научили только грамоте и домоводству. В шестнадцать лет она вышла замуж за охотника по фамилии Блэкджек и родила от него одного за другим трёх детей. Двое умерли у неё на руках, а третий был очень слаб. У этого мальчика был туберкулёз. Ко всем бедам, без вести пропал во время охоты муж. Есть стало нечего.

Аде пришлось отдать мальчика в приют, обещав ему вернуться, как только добудет деньги. Заработок подвернулся быстро. Экспедиция, направлявшаяся на остров Врангеля, искала среди местных жительниц швею, хорошо говорящую по-английски. Да, честно говоря, только по-английски Ада и говорила хорошо! Она поспешила наняться к мистеру Стефанссону, начальнику экспедиции.

Организатор из Стефанссона, говоря честно, был никакой. Он больше думал о приключениях и открытиях, которые его прославят. Сам он рисковать во льдах своей жизнью не собирался, и просто нанял четырёх молодых (от девятнадцати лет) мужчин, которые сделают всю работу. Швее он обещал оклад в полсотню долларов в месяц. Серьёзная сумма, которая очень пригодилась бы, чтобы начать новую жизнь матери и сына.

Летом всё шло нормально, но осенью пятерых членов экспедиции никто не забрал с острова. Как позже выяснилось, за ними выслали корабль слишком поздно — он просто не смог пройти льды. Припасы кончались. Один из участников, Найт, тяжело заболел цингой. И это не считая морозов, опасностей от белых медведей... В один прекрасный день трое здоровых мужчин экспедиции заявили, что пойдёт по льду в Сибирь. Шёл 1923 год, в Сибири уже реально было получить помощь и даже организовать спасательную экспедицию. Они ушли, чтобы никогда не вернуться. Ада Блэкджек и больной Лорн Найт остались одни.

Хотя Ада ухаживала за Найтом, как сиделка, он постоянно оскорблял её, устраивал ей истерики. Она всё выслушивала с каменным лицом, а потом писала в дневнике — мол, как он не понимает, каково одной женщине выполнять работу четырёх мужчин, да ещё и выносить за ним отходы... Но она была милосердна к умирающему — а он умирал, и в конце концов умер. Женщина, никогда не знавшая жизни во льдах, всех тех ухваток, благодаря которым выживали её предки, осталась на необитаемом полярном острове совершенно одна.

Найта она не смогла похоронить. Просто застегнула на нём спальный мешок и отгородила его постель ящиками, как смогла — в надежде, что это помешает зверям потревожить тело. За время, что она провела сначала единственным здоровым человеком на острове, потом единственным там вообще, она научилась ставить ловушки на птиц и зверей, стрелять из ружья, сумела возвести сторожевую вышку над своей палаткой — чтобы вовремя замечать белых медведей.

А ещё — научилась фотографировать и сделала множество своих улыбающихся портретов. Эти портреты могли стать последним, что от неё останется и что достанется её сыну. Других развлечений на острове всё равно не было.

Наконец, сквозь льды по весне сумел пройти корабль. Аду, единственную выжившую, забрали вместе с имуществом и материалами экспедиции. Краткое внимание прессы не дало ей ничего. Стефанссон оплатил только часть времени, проведённом на острове — он ведь не нанимал Аду сидеть там до весны, верно?

https://kulturologia.ru/blogs/110121/48668/
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments