?

Log in

No account? Create an account

Под волчьим солнышком

Цыгане! Магия! Мировое господство!

Previous Entry Share Flag Next Entry
Цунами
лытдыбр
gipsylilya
Час нерассветный. Глаза открываются сами.
Я хочу к маме. К большой, всамделишной маме
На мягкие, толстые руки, и чтобы она руками
Лепила меня, лепила, и вылепила с клыками.

Мне трудно тут без клыков, Большая Мама.

Там, за окном, фонари, и тени, и будто бы тени
На фонарях висят, а не ото всяких растений.
Мне иногда, бывает, приснится, что я не с теми.
Впрочем, конечно не с теми, у тех не будет сомнений.

И хуже всего, что не тех как-то очень мало.

В метро обещают: скоро пришлют ураган и цунами,
Даже цунами теперь не приходят сами.
В метро сообщают, на маленьком телеэкране -
Мы вынесли их из квартир, но экраны пошли за нами, -

Если выйти из дома, не избежать урагана.

Уже две недели, Большая Мама, дети выходят строем
Из классов и игровых, и в марше месят сырое,
Они привыкают колонной и забывают роем,
И это не беспокоит, Большая Мама, никто не обеспокоен.

В городе мокро, и в каждом дворе капканы.

Это бывает перед рассветом - берёт тревога.
Надо терпеть, я знаю, лежать осталось немного,
Глядя во тьму, беззубой, нагой, безрогой.
Где ты, Большая Мама, когда я так одинока?

Мама, дай мне закрыть глаза. Так рано, мама.
Так долго.


  • 1
Боже, как хорошо!

  • 1