Лилит Мазикина (gipsylilya) wrote,
Лилит Мазикина
gipsylilya

Category:

Почему детство до самых недавних пор было не лучшей порой жизни

Существует стойкий миф, что люди долгое время не воспринимали детство — вне младенчества — как особый возраст, считая детей кем-то вроде маленьких взрослых. Это не совсем так. Детство было и есть особая пора жизни, но длина этой поры и отношение к ней менялось от эпохи к эпохе.

Не было, вероятно, эпохи, когда люди не замечали, что дети — совсем не то же, что взрослые, и не только потому, что слабее и не могут работать так много. Дети не могли размножаться и чаще умирали из-за инфекционных болезней — вот две основные приметы, по которым некогда выделяли пору детства. Неудивительно, что и заканчивалось оно, обычно, с первыми признаками полового созревания или с женитьбой.

Историческое отношение к ребёнку в Европе можно условно разделить на иудейский тип и древнеримский. В обеих системах ценностей ребёнок был собственностью родителя: как говорили в русской деревне, «хочу — пахтаю, хочу — с кашей ем», но у иудеев притом существовал запрет на детоубийство, а римляне находили его неотъемлемым правом главы семьи. Что уж говорить о побоях. Право на них до сих пор считают священным многие родители.

Со временем, надо сказать, и у римлян стали появляться законы, защищающие детей от жестокого обращения. Например, отец лишался родительских прав, если продавал ребёнка во временное рабство больше двух раз. Но защита касалась только маленьких римлян. Маленького раба варварского происхождения можно было хоть пытать на глазах у соседей.

Ребёнок был вещью, скотом, собственностью — по крайней мере, на уровне прав. Это не значит, что детей не любили родители. Очень часто именно любили, искренне горевали в случае их смерти. Но любовь эта была эгоистична.

Если в доме было мало еды, она отдавалась не ребёнку, а мужчине. Это можно было бы объяснить тем, что без его труда семья не выживет. Но если в доме появлялось лакомство, то до самых недавних пор считалось нормальным, если муж и отец съест его, ни с кем не поделившись, или отделит себе львиную долю. Матери в отсутствии отцов поступали похоже — впрочем, тут шансов на делёжку было больше. Быть ребёнком до примерно девятнадцатого века значило быть человеком второго или третьего сорта, и права детей защищались только тогда, когда считались правами семьи, к которой они принадлежат.



https://www.goodhouse.ru/family_and_children/psihologiya/pochemu-detstvo-do-samyx-nedavnix-por-bylo-ne-luchshej-poroj-zhizni/?clear_cache=Y
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments