Лилит Мазикина (gipsylilya) wrote,
Лилит Мазикина
gipsylilya

Вода

По просьбам читателей покажу как есть.

Утро – это карусель. Сначала все по очереди пользуются туалетом. Потом по очереди умываются. Потом по очереди подходят к плите, чтобы налить себе чай, и тому углу кухонного стола, что возле холодильника – сахара себе насыпать. Две ложки на стакан, для работы мозга и для того, чтобы дожить до школьного завтрака. Чай едва жёлтый, просто чтобы отличался от воды.

Сегодня мне повезло на умывание зайти первой. Санузел совмещённый, но именно поэтому-то умываться сразу после туалета нельзя – задерживаешь остальных и к тому же дразнишь тех, кто под дверью, звуком льющейся воды.

Ванна наполнена водой, которую после умывания надо перенабрать. Почти наощупь – глаза спросонок не открываются – нащупываю тряпку, которой заткнут слив, и выдёргиваю его. Кладу тряпку на стиральную машинку и открываю кран.



Вместо воды из него вырывается сип. Как в середине дня.

Я замираю, обдумывая ситуацию.

Мимо меня к ванной протискивается младшая сестра, быстро затыкает слив обратно и кричит, обернувшись:

– Мазикины! Воду не дали!

– Не сливай ванну! – дуэтом кричат мама и брат из нашей единственной комнаты.

Брат деловито добавляет:

– Умывайтесь прямо из ванной. Только не сплёвывайте туда.

Когда я склоняюсь над ванной, у меня, как всегда, кружится голова – перед глазами темнеет и в ушах встаёт тонкий и мерзкий звон. Переждать нельзя, очередь ведь, и я слепо и неуверенно зачёрпываю воду. Когда я выпрямляюсь, чуть не теряю сознание. Сестра сзади перехватывает меня за бока и толкает на сиденье унитаза. Её раздражает, что я вечно торможу, но она привыкла. Мы выходим из ванной вместе.

Мне девять лет, я в пятом классе. Это значит, что я получаю теперь школьный завтрак «для старших» – не горячую кашу, а бутерброд с маргарином, или крохотной котлеткой, или половиной яйца, и дают его мне на урок позже, чем моей сестре. Я тихонько заглядываю в дверь на кухню: у «младших», значит, был молочный рис. Я испытываю острую зависть.

После занятий у меня урок музыки, а сестра гуляет возле школы, чтобы пойти домой со мной вместе. Мы почти всегда и везде ходим вместе. Она за мной вроде как присматривает.

По пути к нам присоединяется и брат, худой, чёрный и жиловатый парень шестнадцати лет. Он живёт с нами уже три года, но я к нему не привыкла.

У нашего подъезда мы сталкиваемся с круглой пожилой соседкой, тётей Таей, которая на самом деле не тётя, а бабушка и у которой сын сидит за то, что убил женщину. Он убивал её целую ночь, прямо у себя дома, за стеной нашей кухни. У моего брата брали свидетельские показания.

– Ребята, бегите скорее на базу с вёдрами, там военные раздают воду, – говорит тётя Тая.

«База» – это квадратный бетонный забор с вечно запертыми воротами возле остановки.

Брат быстро отыскивает два эмалированных ведра и пятилитровую жестяную бадейку. Одно ведро мы понесём вместе с сестрой, а всё остальное – он.

У «базы» огромная очередь. В основном пенсионерки; три или четыре пенсионера, два мальчика-подростка в заломленных на затылок шапках-петушках, женщина с усталым лицом. Мы встаём с конца, и почти сразу за нами встают ещё какие-то люди.

Очередь двигается бойко, но всё равно нам приходится очень, очень, очень долго ждать на холоде. Мы с сестрой молчим, как всегда, когда рядом брат – иначе бы мы хихикали и дурачились. Брат безразлично смотрит в землю, на нём нет шапки, и торчащие хрящеватые уши покраснели от холода. Мне тоже холодно, но я привыкла. Мне почти всегда холодно.

Когда мы оказываемся уже за воротами «базы», я изо всех сил кручу головой, чтобы успеть всё здесь увидеть. Какие-то железные сараи, два огромных грузовика с водой, военные со злыми и обветренными лицами. Один из них берёт у каждого гражданского ведро, подносит к крану в боку одного из грузовиков и посылает на гулкое дно тугую сердитую струю. Ещё один следит, чтобы входящая толпа оставляла место в воротах для выходящих. Остальные ждут и, наверное, время от времени сменяют товарищей.

Какой-то высокий и сиплый голос вдруг выкрикивает из очереди за нами:

– А эти-то, эти куда лезут! Они же понаберут больше всех! Их там в одной квартире сколько детей, все прибежали! Это что же делается! Пусть только один берёт, всех не пускать брать! Справедливость должна быть!

Толпа будто того только и ждала: начинает шевелиться и ворчать. Я испуганно гляжу на брата; брат вертит головой, высматривая, откуда кричат.

Один из военных, с усами, из тех, что стоят, громко говорит:

– Товарищи!

– Тамбовский волк тебе товарищ! – выкрикивает одна из женщин. Военный поправляется:

– Граждане! Так вы сами головой подумайте, если в семье полно малышни, они же и воды расходуют больше!

Солдат у крана продолжает меланхолично наполнять вёдра.

Толпа сзади нас всё равно бубнит и шевелится. Всё тот же тонкий голос выкрикивает:

– А кто их просит столько рожать! Понарожают от чёрных, а потом больше всех просят! Мне, предположим, всё равно, но должна быть справедливость!

У моего брата белеют губы. Я знаю, что так происходит, когда он очень злится. Но он молчит и только продолжает вертеть головой.

Высокая пожилая женщина возле нас, в вязаной шапке и толстенных очках, говорит низким и звучным голосом:

– Это кто там радеет, ты что ли, Михал Ильич? Да ты же, старый хрыч, вообще один всё, что возьмёшь, выпьешь, все знают, что у тебя даже кошки нет. А припёрся, небось, с целым ведром, а не с кувшинчиком.

Толпа на мгновение замирает в безмолвии, а потом разражается хохотом. Звонко смеются женщины, басовито подхохатывают мужчины, дробно сыпят ломкими голосами два мальчика, которым вот-вот нальют воду. Тонкий голос не показывается.

Минут через десять нам наполняют вёдра и бадейку, и мы тащимся через дорогу и вдоль всей нашей девятиэтажки, к крайнему подъезду. Без перчаток мне сводит пальцы на холодной и мокрой дужке ведра.
Tags: рассказы, сочененеее
Subscribe

  • ЖЖшчк

    via dok_zlo - Советские городские легенды "в каждом советском городе был замурованный в стену здания строителями (вариант:…

  • КАК СДЕЛАТЬ ЖИЗНЬ БОГАЧЕ НА ВКУС ЗА ТРИ КОПЕЙКИ

    Психологи Роберт Смит из Огайо и Эд О’Брайен из Чикаго опубликовали серию статей о своих исследованиях, посвящённых гедонистической адаптации. Тому…

  • Хроники коммуны

    10 февраля Слишком холодно, чтобы жить за пределами одеяла. Но не покинув пределы, не подвернуть регулятор на батарее. ** Прошли врачей, допуски…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • ЖЖшчк

    via dok_zlo - Советские городские легенды "в каждом советском городе был замурованный в стену здания строителями (вариант:…

  • КАК СДЕЛАТЬ ЖИЗНЬ БОГАЧЕ НА ВКУС ЗА ТРИ КОПЕЙКИ

    Психологи Роберт Смит из Огайо и Эд О’Брайен из Чикаго опубликовали серию статей о своих исследованиях, посвящённых гедонистической адаптации. Тому…

  • Хроники коммуны

    10 февраля Слишком холодно, чтобы жить за пределами одеяла. Но не покинув пределы, не подвернуть регулятор на батарее. ** Прошли врачей, допуски…