Лилит Мазикина (gipsylilya) wrote,
Лилит Мазикина
gipsylilya

Categories:

Ода Нобунага и Уэсуги Кэнсин

Это для игры


Убить Сингэна в этот раз не удалось, но некоторые предания утверждают, что ускользнуть от рук ниндзя он все же не смог. По одной версии, его сразила пуля, выпущенная в кромешной тьме, во время осады замка Нода, принадлежавшего одному из вассалов Токугавы Иэясу. Это неожиданное убийство породило массу толков о гениальном «невидимке»-снайпере, сумевшем точно рассчитать, когда и в каком месте окажется полководец той злосчастной ночью.
Синоби Оды Нобунаги приписывают загадочную смерть знаменитого Уэсуги Кэнсина. Что же нам доподлинно известно об этом происшествии?
…В тот злосчастный день Уэсуги Кэнсин был в приподнятом настроении. Он начал кампанию против Нобунаги, и удача сопутствовала ему. Вечер прошел в составлении планов весеннего наступления и разгрома заклятого врага.
Перед отходом ко сну Кэнсин по обыкновению в сопровождении слуг и охраны направился в уборную. Сопровождающие, следуя обычаю, остались у входа. Уэсуги долго не появлялся, и охрана начала волноваться. Когда терпение стражников лопнуло, начальник караула наконец решился заглянуть в нужник, и его глазам открылась жуткая картина.
Доблестный воин лежал без чувств на полу и не подавал признаков жизни. Его тотчас перенесли в спальню, вызвали лучших лекарей. Однако все их усилия были тщетны: князь в сознание так и не пришел. Не произнеся ни слова, через три дня Кэнсин скончался, унеся в могилу тайну своей смерти.
А таинственного в ней было немало. Начать с того, что неожиданная смерть настигла князя прямо посреди его собственной резиденции – замка Касугаяма, который слыл одним из самых неприступных в средневековой Японии: несколько сот построек, множество коридоров, потайных ходов, ловушек, оборонительных рвов. Постройки замка начинаются посреди леса и поднимаются уступами в гору, на вершине которой располагается цитадель, защищенная несколькими рядами мощных стен, охраняемых многочисленной стражей. Единственное окошко туалетной комнаты, куда за несколько минут до своей гибели вошел князь, было забрано мощной решеткой с мелкими ячейками, а у наружных дверей стояла охрана, с которой Уэсуги не расставался ни на миг даже в коридорах собственного замка. Добавим, что Кэнсин отличался отменным здоровьем, был в расцвете сил, не страдал никакими заболеваниями. Так что его смерть была подобна грому среди ясного неба. Она казалась столь неожиданной и невероятной, что стали поговаривать, что здесь не обошлось без участия страшных онрё – злых духов.
Онрё – самая ужасная напасть, которая только может обрушиться на человека. Избавиться от злобного духа почти невозможно, он будет преследовать свою жертву, пока не заставит ее умереть в страшных мучениях. Откуда берутся онрё? Это духи безвинно убиенных. Поползли слухи, что онрё, который преследовал Уэсуги, был духом одного из его бывших вассалов по фамилии Кагэи. Кагэи был одним из лучших самураев Уэсуги, во всех сражениях он неизменно сражался в авангарде. Но кто-то из завистников «напел» Уэсуги, что Кагэи вошел в сговор с Нобунагой и плетет нити заговора. Вспыльчивый Уэсуги немедля, без должного разбирательства, приказал убить вассала. А через некоторое время выяснилось, что все это – не более чем наветы на верного Кагэи, который до самой казни продолжал восхвалять господина. Рассказывают, что Уэсуги, узнав о невиновности Кагэи, был страшно опечален и полон раскаяния, только ведь убитого не воскресить… И вот беспокойный дух невинно убиенного явился теперь за душой бывшего хозяина…

Впрочем, немногие из приближенных Уэсуги смогли принять такое объяснение. Они сходились на том, что здесь не обошлось без невидимых ночных убийц ниндзя. Тем более что гибель Уэсуги уж очень была на руку Оде.
Сегодня наиболее распространена следующая версия гибели Уэсуги Кэнсина.
…Укибунэ Кэмпати, командир одной из групп ниндзя Нобунаги, получил приказ от своего господина убить Кэнсина. Кэмпати подошел к заданию со всей ответственностью и со своими лазутчиками сделал невозможное. Одной из безлунных ночей ниндзя Оды сумели незамеченными проскользнуть в замок Касугаяма. Они повисли на потолочных балках в темном коридоре и стали поджидать зловредного Касуми Дандзё – знаменитого ниндзя из Этиго, начальника охраны Уэсуги и самого опасного врага всех шпионов. Когда же Касуми в сопровождении трех своих воинов показался в коридоре, Кэмпати, бывший мастером фукуми-бари – выплевывания игл изо рта, – выпустил в них несколько ядовитых иголок, и все четыре ниндзя мертвыми рухнули на пол. Затем коварный главарь шпионов Оды направился во внутренние покои и уже приготовился прикончить князя, когда чьи-то сильные руки свернули ему шею: Касуми, в отличие от своих товарищей, ловко ускользнул от смертоносных игл и только притворился мертвым.
Уэсуги, разумеется, был очень доволен таким исходом и высоко оценил искусство своего телохранителя. Но он недооценил хитрость Оды, который предвидел, что операция может оказать неудачной, и решил использовать Укибунэ Кэмпати только в качестве приманки. Он тайно подослал в замок Уэсуги еще одного ниндзя, младшего брата Кэмпати – Дзинная, который был карликом ростом всего около 1 м. Ему-то, по замыслу хитроумного Оды, и предстояло отправить на тот свет враждебного князя…
Проникнув в резиденцию Уэсуги, Дзиннай, пока его старший брат отвлекал внимание врага на себя, спрятался в том месте, куда Уэсуги непременно должен был явиться – в туалете. Он пристроился в висячем положении в нижней нише выгребной ямы, приготовил свое короткое копье и стал ждать. Когда же Уэсуги наконец появился в туалете и присел на корточки для исполнения своих естественных надобностей, карлик вонзил ему в анус копье. Затем он погрузился в фекалии, оставив над поверхностью лишь кончик крошечной дыхательной трубочки, которая в суматохе осталась не замеченной охранниками Уэсуги.
Дзиннай пробыл в скрюченной позе в выгребной яме несколько часов. Но он был готов к этому, так как специально готовился к своей миссии, проводя долгие часы в большом глиняном кувшине, чтобы привыкнуть к долгому нахождению в узком пространстве. Когда же суматоха, вызванная убийством, поутихла, Дзиннай незаметно выскользнул из замка и уже вскоре, отмывшись, докладывал довольному Оде Нобунаге о хитрой уловке…
Эта версия убийства Кэнсина действительно выглядит очень экстравагантно. Только уж очень она сомнительна. Ни в одном из описаний смерти Уэсуги того времени (а они встречаются, по крайней мере, в четырех хрониках) нет никаких упоминаний ни о столь неэстетичном убийстве копьем, ни о карлике в выгребной яме. Да и загадка-то вся в том и состоит, что на теле Уэсуги не было никаких ран, не говоря уже о дырище от «ануса до глотки». Но откуда же все-таки взялся оригинальный образ ниндзя-карлика Укибунэ Дзинная?


В хронике «Тодайки» имеется весьма загадочная фраза:
- «Этой весной Кэнсин ушел в возрасте 49 лет. Говорят, что умер он от большого червя».
Что это за «большой червь»? Может быть, это и есть прообраз ниндзя-карлика? А может быть… Уже в старину ходило немало домыслов насчет пресловутого «червя». Некоторые из них были и вовсе невероятны. Например, многих смущало то, что мужественный самурай никогда не был женат, соблюдал обет безбрачия и общался только с мужчинами (Кэнсин был буддийским монахом). Поговаривали, что никто не видел Уэсуги раздетым и что он отличался очень нежной кожей лица. Может быть, Уэсуги на самом деле был женщиной? Тогда становится понятным, о каком «большом черве» идет речь в «Тодайки», – это была тяжело протекавшая беременность, из-за которой «самурай» и лишился жизни…
Оставляя в стороне подобные нелепицы, можно предположить, что речь идет о каком-то заболевании. Действительно, изучение источников показывает, что под конец жизни Уэсуги был не так уж здоров и силен, как это хотят представить сторонники версии участия ниндзя. Скорее наоборот – он тяжело болел и сильно мучился. Правда, приближенные намеренно скрывали немощь своего господина и распространяли слухи о железном здоровье, стремясь отвадить врагов от покушений на его владения. И все же, судя по сообщениям текстов, Кэнсин страдал каким-то желудочным заболеванием. В воинской повести «Кэнсин гунки» («Военная хроника Уэсуги Кэнсина») об этом говорится следующее: «С 9-го дня 3-го месяца Кэнсин страшно мучился от болей в желудке, когда был в туалетной комнате. Все это, к несчастью, продолжалось до 13-го дня, когда он умер». Что же это за заболевание? Конечно, через 500 лет после смерти «пациента» диагноз поставить крайне трудно. И все же, судя по симптомам, можно предположить, что речь идет о хроническом колите, язве желудка или дизентерии.
Другие источники указывают на частые жалобы Уэсуги в последние дни жизни на сильные боли в кишечнике. А в жизнеописаниях Уэсуги сообщается, что в последние годы жизни он ходил лишь с тростью и неумеренно потреблял алкоголь. Состояние его здоровья вызывало немалые опасения у окружающих. Так, его ближайший вассал Наоэ Канэцугу как-то высказал сомнение, что Кэнсин вряд ли долго протянет. В одном из дневников того времени содержится весьма интересное описание состояния здоровья Уэсуги. Оказывается, он болел очень долго и сильно страдал. Его мучили страшные видения, например, в 11-м месяце 1577 г. ему явился призрак невинно убиенного самурая Какидзаки, после чего состояние его здоровья резко ухудшилось. К середине зимы того же года Уэсуги сильно похудел, страдал отсутствием аппетита и в некоторые дни принимал лишь воду. Он жаловался на боли в груди, «будто там лежит железный шар». По-видимому, Кэнсин предчувствовал надвигающуюся смерть и, как и подобает настоящему самураю, оставил прощальное стихотворение, спрятав его под одной из колонн главного зала своего дворца. В этом стихотворении Кэнсин говорит, что готов к смерти и высказывает предположение, что он смертельно болен. Все это опровергает версию об участии ниндзя Нобунаги в смерти Уэсуги.
И все же что послужило конкретной причиной смерти князя? Как известно, от колита не умирают. Язва желудка и дизентерия обычно сопровождаются кровавым стулом, а об этом ничего не говорится в источниках. К тому же от дизентерии человек умирает быстрее, чем за неделю, а Уэсуги страдал какой-то болезнью по крайней мере год, а то и больше. Упоминание об ощущении «железного шара в груди» навело английского историка-япониста Стивена Тёрнбулла на мысль о раке. Возможно также, что Уэсуги страдал сердечным недугом, который привел к инфаркту. Известно, что заболевания сердца нередко имеют своим симптомом мучительные отраженные боли в желудке – так называемые «абдоминальные боли сердца».
Subscribe

  • ***

    Я: - В некотором роде, питерцы - сверхчеловеки. Я сама сколько раз видела, как кто-нибудь идёт и ест на ходу огромный пакет пышек, даже не запивая!!!…

  • Питер: плюсы и минусы

    Плюсы: - булочные Вольчека и вообще развитой общепит, - "Свалка" - суточные проездные на трое суток, - троллейбусы с юсб-зарядками, - двухэтажные…

  • Зуд

    Окунулась в грозу, не успев задержать дыханья — Захлебнулась водой на лице, как слезами, бывало, ночью. Хоть бы зуд уняла вода, раздраженье меня…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment