Лилит Мазикина (gipsylilya) wrote,
Лилит Мазикина
gipsylilya

Categories:

Собор Парижской Богоматери - мюзикл не о любви. Ч.4

Чтобы проявились последние два персонажа, понадобилось, по причине ориентированного на книгу сюжета, ещё три арии: "Эти бриллианты", "Праздник шутов" и "Шутский Папа".

Первая выглядит невообразимо, удивительно китчево на фоне прочих, гораздо более выразительных и оригинальных сцен. Юноша в сияющих доспехах, этакий безупречный рыцарь, девушка в розовом платье, воплощение назначенной обществом женственности, нежнейше поют друг другу о любви и будущем счастливом браке:

== Мои четырнадцать весен - тебе, а это бриллиантовое ожерелье - мне. Я не поверю твоим клятвам, если они лживы. ==
== Твоё сердце молоденькой девушки - мне, твои кроткие глаза - мне. Звёзды сияют в небе тише, чем эти бриллианты. ==
== Тот, кто мил моему сердцу - прекрасный рыцарь - сам не представляет, как сильно я могу его любить! ==
== Если я этого не знаю, то увижу в твоих глазах. Тот, кто тебя полюбит, будет счастливейшим из мужчин. ==
== Не ищи больше любви... ==
== ... она здесь. ==
== Она здесь навсегда! ==
== Я верю. ==
== Прекрасен будет день, в который мы поженимся! ==

== Всем золотом, что дремлет пока что под землёй, покрыл бы я тело, что ты подарила мне. ==
== Все слова любви, все слова страсти ты нашёл для меня лучше любых трубадуров. ==
== Не ищи больше любви... ==
== ... она здесь. ==
== Она здесь навсегда! ==
== Я верю. ==
== Прекрасен будет день, в который мы поженимся! ==



Вот так так! Неужели авторы выдали пустышку между делом? Ах, нет.
Чтобы понять, какую роль получила Флёр-де-Лис, надо ещё раз окинуть взглядом остальные роли. Нам не хватает... мещан. Ну, образно говоря. Граждан, не имеющих доступа к власти = подвластных. В традиционной европейской культуре подвластный идентичен женственному, так что неудивительно, что роль мещан досталась - по остаточному принципу? - Флёр-де-Лис. И в нарисованном голосами Флёр-де-Лис и Фёбюса узоре начинают проступать краски: подвластный признаёт своё подвластное положение, власть обещает за ресурсы подвластного ништяки, и вроде бы у них полная идиллия и гармония. Сим-би-оз.

Но подчёркнутая, нарочитая женственность-женственность Флёр-де-Лис несёт не только значение подвластности. Это ещё одна ипостась Женщины. Точно так же, как Власть в персонажах оказалась разделена надвое - на Власть-Мораль и на Власть-Силу - Женщина оказалась разделена на Женщину-играющую-по-правилам-[мужской]-власти и Женщину, не играющую по этим правилам, Женщину, как мы увидим позже, действующую напрямую в своих интересах и исходя из своих желаний. Она, кстати, взаимодействуя в Фёбюсом в одной из предыдущих арий, весьма показательно направила на него нож. Похоже, это ещё одна параллелизация-противопоставление через знаки.

Кстати, как Подвластные, Флёр-де-Лис противопоставлена Клопену. Чужаки и рядовые граждане одинаково не имеют доступа к штурвалу, но вторые играют по правилам Власти.

(место для баттхерта дядюшки Джо в комментах предусмотрено и огорожено, остальным к дядюшке Джо во время приступа не подходить!)

На будущее отметим, что в мюзикле в принципе все костюмы очень символичны. Запомните те, что мы уже видели: богемные надрезаные джинсы на Гренгуаре (Искусство), лохмотья цыган (Чужаки), ряса на Клоде Фролло (Власть-Мораль), сверкающие доспехи (Власть-Сила), розовое платье Флё-де-Лис (Женщина, играющая по правилам Власти). И только зелёное платье Эсмеральды, скорее всего, дань традиции изображения этого персонажа. Потом мы добавив к этому набору ещё несколько символичных костюмов.

На представление Квазимодо отведено на самом деле три арии: третья - "Найдёныш". Но пока он появится и проявится у нас в первых двух. Во время "Праздника шутов" мы видим разнузданный карнавал, заправляемый поэтом Гренгуаром под стенами собора (чуть позже он назовёт себя "королём парижских улиц", и, по видимости, это примерно соответствует истине). В разгар веселья Гренгуар замечает глазеющего на праздник и на вышедшую на заработок цыганскую танцовщицу Квазимодо и выдёргивает его, назначая Шутским Папой (это пародия на Римского Папу). Интересно, что, в отличие от привычных нам представлений это сцены, мы видим в мюзикле насмешку Гренгуара над Квазимодо, но не жестокость.



Игра Гренгуара воспринимается Квазимодо весьма позитивно. Он по-детски горд собой и надеется, что теперь, когда он так отмечен, понравившаяся ему Эсмеральда взглянет на него. Но Эсмеральда равнодушна ко всему этому фарсу.

Тут я не могу не сделать комплиментов Гару, исполняющему роль Квазимодо. Точно так же, как Пельтье оказался идеальным Гренгуаром, так и Гару, здоровенный хрипатый мужичина, с невероятной точностью и трогательностью сумел изобразить глухого юношу с искалеченным телом, наивного из-за явного отставания в социальном и эмоциональном развитии. Каждое движение, каждый оборот голоса, каждая поза, поворот головы - всё работает на образ изумительно точно. Изобразить свободу движений Эсмеральды, ребячество и насмешливость Гренгуара, постоянную зажатость, стиснутость Клода Фролло [Власти-Морали] (нет, это не у Лавуа проблемы с пластикой, если вы раньше так думали, подобно многим критикам рунета), имхо, всё же в разы легче. Гару просто выше головы прыгнул.

Итак, мы увидели Квазимодо, мы узнали его имя. В общем и целом он нам представлен, в том числе как Инвалид (его горб подёркивается словами несколько раз).

Нельзя не отметить, что триада Чужаки - Женщины - Инвалиды вообще является очень типичной в социально направленном французском искусстве. Аллегоричность же персонажей мюзикла отсылает нас... к пьесе внутри романа Гюго. Пьеса с аллегориями вышла из романа, чтобы представить нам тот самый роман, внутри которого она действует. C'est tres francaisement.

продолжение следует
Tags: эсмеральда
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments