Лилит Мазикина (gipsylilya) wrote,
Лилит Мазикина
gipsylilya

Categories:

Собор Парижской Богоматери - мюзикл не о любви. Ч.2

Рассказчик для французских мюзиклов - фигура обычная, но именно Гренгуар в данном случае выбран со значением. Так же, как Клопен - чужаков, Гренгуар олицетворяет искусство (что подчёркивается в арии "Где же она?"), и кому, как не искусству, рассказывать? Ведь если рассказ поведёт власть (олицетворённая Фёбюсом)... это будет совсем не тот рассказ, короче.

Гренгуар сразу заявляет весь мюзикл, как рассказ о делах минувших дней. И тут же жёстко соединяет его - с настоящим временем. Предисловие говорит за весь мюзикл: мы расскажем вам старую-старую историю, которая происходит вокруг вас прямо сейчас.

== Это история, что произошла в прекрасном Париже в 1482 году от рождества Христова, история любви и желания.
Мы, безымянные поэты скульптур и рифм, попробуем пересказать ее для вас и для будущих веков. == Нормальный лирический зачин, который отсылает нас к Гюго и заодно задает (напоминает) время - время, когда цыгане пришли в Европу. Этот период подчёркивается неслучайно. И после многих таких "стандартных" лирических строк - совершенно неожиданная и угрожающая концовка:

== Прошла пора соборов кафедральных, толпа варваров стоит у городских ворот. Впустите же этих язычников, этих дикарей! Конец света предсказан на двухтысячный год! Предсказан на двухтысячный год! ==

Напомню, что сам мюзикл был представлен миру в 1998 году, и некоторые действительно ждали конца света в 2000. А тем временем во Франции рос "арабский вопрос", прошло несколько заметных арабских беспорядков, правые стали разыгрывать арабов, как карту в политических игрищах, и французский зритель воспринимал заключительные строки арии в контексте политической ситуации и более того, как обрисовывающие оную.

Поэтому появляющиеся вслед за Гренгуаром цыгане французским зрителем идентифицируются как аллюзия на арабов вполне однозначно. Впрочем, после выкрутасов Саркози мюзикл потому и пошёл повторно, что теперь символ перестал быть просто символов, и поднимаемые вопросы вновь обрели актуальность.

В отличие от Гренгуара, который не стал как-то обозначать себя - нет, обозначил себя, как "мы, безымянные поэты", цыгане представляют себя по всем правилам, целой арией - "Нелегалы".

== Мы чужаки, нелегалы, мы бездомные. О, Нотр-Дам, мы молим тебя о приюте! ==

На самом деле, во французской версии восклицание без предлога: "Приют!" (или "Убежище!" - ещё и так переводится это слово). Это стандартная формула. Любой, воскликнувший "приют" под стенами церкви, теоретически, должен быть впущен. Это старый и непреложный ЗАКОН. В стенах церкви беглеца нельзя хватать, нельзя убивать. Церковь - убежище. К этому закону и взывают чужаки, поскольку собор - единственное доступное им законное убежище.

== Нас больше тысячи у ворот, и скоро нас будет десять тысяч, а потом сто тысяч. Нас будут миллионы, молящих об убежище! ==

Тысячи у ворот - всегда звучит угрожающе... но конец фразы радикально не соответствует ожиданиям. Это не штурм. Это люди, не нашедшие себе другого убежища. Их всё больше. И о да, французскому обывателю от этого страшно.

== Вот, мы босые у ворот города, города на острове Ситэ. Мир скоро изменится, и перемешается, и мы будем играть на острове Ситэ. ==

[anna_frid: "Еще тонкость. Cité - это название острова на Сене, где Нотр-Дам, но cité с маленькой буквы в современном языке - иммигрантский пригород, почти гетто, и там на это явный намек."]

Мир меняется. Стремительно. Идёт большое переселение народов. Меняются идеологии и технологии. Впрочем, продолжение с идеологиями и технологиями будет дальше, а пока - мир меняется. Одна из сквозных тем мюзикла.

продолжение следует
Tags: эсмеральда
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments