Лилит Мазикина (gipsylilya) wrote,
Лилит Мазикина
gipsylilya

Category:

Питер. Почти полный отчёт.

Если вспоминать поезд до Питера, то я забыла сказать, что он был семфиропольский. Какой-то невидимый мне дядечка с нежным восточноукраинским акцентом рассказывал родственнице, как и с чем он к ней едет. Половина окружающих молодых людей была татуирована. Один из них с утра разговаривал о предстоящей встрече с кем-то, чьё прозвище я не запомнила, и просил собеседника прислать, цитирую, пацанов, чтобы тому, с кем он встретится, в голову не пришло его, цитирую, кинуть.
Первый, кто встретил меня в Питере как родную, была nance_of_nantla, боевитого вида девушка в берцах. В ответ на такую любезность я молча всунула ей в руки два пакета с вещами и сумку с нетбуком. Потому что именно в этот момент плечи сказали мне «Сделай это!!! Сделай это немедленно!!!» От неожиданности у nance_of_nantla вытянулось лицо. Воспользовавшись выразительной паузой, я размяла в два движения плечи и сказала, что могу взять всё обратно. Обратно мне дали взять сумку с нетбуком, а пакеты Нэнс решительно запихнула себе в рюкзак, и мы пошли, насколько мне позволяли колени и правое бедро, к комнате, которую она мне гостеприимно предоставила на время моего пребывания в Питере. Комната оказалась чуть больше моей детской, т.е. просторная, с холодильником, электрическим чайником, тостером, микроволновкой, замечательным диваном и запасом круп. Другими словами, мне в ней замечательно жилось, поэтому благодарю Нэнс ещё раз.
Нэнс куда-то спешила и тут же убежала, а потом прислала смс-ку с лаконичным сообщением, что внезапно легла в больницу и ключ теперь сдавать её мужу.
Комната находилась в коммунальной квартире, в другой комнате жила ещё женщина, Нэнс её предупредила обо мне, но так как до сегодняшнего вечера мы с ней ни разу не пересекались, возможно, соседка думала, что ей подселили призрака или даже у Нэнс что-то с головой. Когда я, наконец, её увидела, она гадала какой-то женщине на картах. Я притворилась слепоглухонемой.
Далее я несколько часов приходила в себя с поезда, а потом поехала в гости к olga_1821, где и потеряла сознание.
В общем-то, когда я вылезала из маршрутки, уже можно было догадаться, что что-то пошло не так; меня одолело сильнейшее вертиго, но я списала это на «укачало». Я дошла до того места, где, как мне казалось, должен был стоять нужный мне дом, но увидела только дворец. В смс Ольга тут же уточнила: «Он стоит напротив дацана, очень большой новый дом». Охренеть, подумала я, тут есть дацан. Чтобы сфокусироваться на его красных и золотых деталях — и, соответственно, определить его и моё географические положения — мне потребовалось некоторое усилие. Как оказалось, Ольга жила именно во «дворце». Я взяла рысь и отправилась вдоль задорно выплясывающей чугунной оградки искать калитку с домофоном. Калитка кокетливо ускользала, и я успела выйти на второй круг, как крайне заинтересовавшийся моими манёврами молодой охранник окликнул меня и спросил, не надо ли мне случайно войти, и если надо, то к кому. Я бросилась в его сторону со слезами радости на глазах, отчего он немного шарахнулся, но всё же не только впустил меня, но даже проводил к нужному подъезду, где я немедленно и заблудилась. Однако охранник, видимо, предупредил другого охранника по рации что к ним пробралась какая-то сумасшедшая девушка, потому что откуда ни возьмись взялся другой охранник, классических округлых форм, и усадил меня в лифт.
Так я и добралась до Ольги. Она тут же стала кормить меня чаем и поить пловом с мидиями, и кухня качалась всё сильнее, и мы вели светский разговор о Южном Бутове, а потом мы оказались в спальне, и всё заверте… Нет, буквально – очень-очень завертелось. Кровать, зеркало, окно, испуганное олино лицо. Настолько испуганное, что я сочла своим долгом максимально убедительно сказать:
- Оля! Я не умираю!
Потом она сняла одеяло у меня с лица и дрожащим голосом сказала:
- Лиля, врач приехал.
- Какой врач? – зачем-то спросила я.
- Ухогорлонос, блин Я скорую вызвала.
Из чего я заключила, что Оля мне не поверила. Не вызываю я, стало быть, доверия в людях.
За одеялом действительно лихо выплясывала прямо в форме бригада скорой. С ней выплясывала и комната. Я поспешно закрыла один глаз рукой, чтобы уменьшить амплитуду их движения. Как назло, врач с фельдшером (или сестрой) ещё и двигались, вертиго от этого становилось почти болезненно непереносимым.
Врач стал производить со мной манипуляции, в которых я опознала проверку на инсульт. Потом с меня сняли кардиограмму и проверили давление. Потом он сказал:
— Поднимите вверх руки. Обе.
Я подняла.
— Что ты себе позволяешь, — сказали мне плечевые суставы, плохо переносящие сырую питерскую погоду. Руки же были печальны и немы. Очень немы.
Врач выждал с минуту или две и велел сказать, когда одна из рук устанет.
— Доктор, — искренне сказала я. — Они уже устали. Сразу. Обе.
И опустила их. Врач не возражал. Он ударил меня молотком по правому колену. Оно, если вы помните, болело, так что меня всю пронзило током и парализовало от наплыва ощущений.
— Хм, - сказал доктор, прищурил глаз и ударил ещё разок. На мои выпученные в страшной муке глаза навернулись слёзы.
— Хм-хм, - сказал доктор и долбанул ещё. Тут паралич прошёл, наконец, нерв среагировал, нога дёрнулась и врач, очень довольный, проверил рефлекс и на другом колене.
— Может, это от голода, — рассматривая мне лицо, предположил он. — Может, вам её накормить?
— Так она сразу после обеда и упала! — сказала Ольга.
— А вы ссорились с кем-нибудь сегодня или вчера? — спросил врач.
За вчера, а также позавчера и много других последних дней я успела пересраться с кучей народа, но признаваться в столь масштабных подвигах сочла нескромным и назвала только вчера и только «с одним человеком».
— Угу, — с видом Шерлока Холмса, поймавшего подозреваемого на откровенных несостыковках и вранье, сказал врач. Потом он обследовал мне шею со спиной и пошёл говорить с Ольгой на кухню. Я немедленно почувствовала себя умирающей от чахотки старушкой, родственников которой морально готовят к практически свалившемуся на них наследству. Потом врач с Олей вернулись, и врач вынес вердикт:
— Нервы. И немного остеохондроз помог. Сорок капель корвалола, сладкий чай… и покормите её, что ли.
Видимо, всё-таки диета подействовала. По крайней мере на моё лицо.
— А вы, — строго сказал он мне, — пойдите потом к психиатру, он вам курс успокоительного назначит, и к неврологу с остеохондрозом.
— Почему с остеохондрозом к неврологу?
— Можете и к гинекологу, — не чинясь, пошёл мне навстречу врач. — Но эффект будет не тот.
— Ясно, — сказала я.
Мне дали на подпись какую-то бумагу, и я, тщательно прицелившись, начертала две краказябры: длинную (типа фамилия) и короткую (типа автограф). Медсестра посмотрела на эти две фигуры не без сомнения, но ничего не сказала.
После корвалола мы ужинали с Ольгой, её мужем Вадимом, а также ещё Ольгой и её мужем Мишей – старым знакомым моего Вука. Потом меня, пьяную, вёз на такси мужик с голосом покойного Олега Янковского. Голос покойного вызывал у меня немалый ужас, и я несколько раз с решительностью пьяного героя Мягкова из всем известной новогодней комедии требовала высадить меня вот прям здесь, чтоб я дальше пешком. Водитель стойко не поддавался, более того, терпеливо уговаривал меня подождать, когда он подвезёт меня «прямо к подъезду, так вам удобнее будет, честное слово». Я начала тихо рыдать, водитель, шёпотом чертыхаясь, колесил дворами, отыскивая дом и подъезд. Наконец, отыскалось то и другое, и я сбежала из машины вся в слезах и очередном приступе вертиго.
На другой день я проснулась от звонка.
— Лиля, с тобой всё в порядке? — взволнованно спросил меня незнакомый женский голос.
— Вроде да, — сказала я, уже привычно прижмуривая один глаз и вторым проверяя наличие конечностей.
— Это Айриен, — сказала glornaith. — Я тебя что, разбудила?
— Да.
—Ох, извини, — сказала она, попрощалась и отключилась. Я бухнулась спать обратно и тут же подскочила, поняв, что мобильник показывает полдень, а мне в два часа у метро встречаться с typical_tracy.
— Только не нервничать, доктор сказал, покой и покой, — бормотала себе я, спешно приводя себя в порядок расчёской и отыскивая кофе, сахар, зубную щётку, полотенце и чистое бельё.
Как ни странно, вертиго вскоре успокоилось и исчезло, так что я встретила typical_tracy у выхода с эскалатора бодрая и прекрасная.
Кстати, в Питере отменное метро, ОЧЕНЬ удобное для ориентирования. Во-первых, перечень станций в данном направлении висит не сверху, а на уровне человеческих лиц. Во-вторых, название станций написано много раз на длинных полосах на стенах, полосы того же цвета, что и ветка, и где находишься, как бы ни задумался, сразу понимаешь.
Посидев с Мэгги в кафе, я сделала пару покупок — именно зубной пасты и гигиенической бумаги — и отправилась на Горьковскую, устраивать с Тарасом Витальевичем Витковским фотосессию.
Кстати, у Горьковской в парке отличный, просто образцовый портативный туалет. Он просторный, чистый, сухой, не воняет, в умывальнике есть вода, а для дам предусмотрены две дополнительные услуги, а именно носовые платочки и прокладки (ведь регулы порой наступают неожиданно, но почему-то в Москве об этом никто не задумывается, увы!).
За этот туалет и метро я ещё раз полюбила Питер.
Тарас Витальевич тем временем отвёл меня в кафе, кушать чай и кофе у фонтанчика, где плавал огромный жёлтый утёнок.
— У меня дома, — важно сказал Тарас Витальевич, — в ванной плавает такой же, только маленький.
— А у меня дома, — призналась я, — в ванной обычно плавает паучок. Обычный, в смысле, а не игрушечный.
— Я люблю паучков, — благосклонно отозвался Тарас Витальевич.
За чаем появился легендарный Цах с половиной. В смысле, с женой. Мы ещё раз познакомились, и они пошли в кафе делать заказ.
— Как вы думаете, — спросила я, — не очень нагло будет попросить Владимира мне что-нибудь нарисовать в блокнот?
— Ну, если только жена не заревнует, — раздумчиво ответил Тарас Витальевич. Я решила не рисковать, а то мне как-то чуть половину волос не выдрали, хотя мне казалось, что я ничем не оправдывала такого ко мне отношения.
Цах с половиной не стали есть, потому что очередь была очень длинная, и ушли. А мы пошли фотографироваться, условившись преимущественно меня сажать в силу особенностей взаимодействия моих суставов с местной погодой. Кстати, погода, ради разнообразия, на пару часов стала солнечной и ясной.
Сначала я фотографировалась на фоне цепи. Да, цепи. Потом я обнимала шиповник. Потом мы отказались от идеи положить меня в живописную канаву под живописным мостиком. Потом я сидела на фоне гобеленных ирисов, чтобы благородно. Потом я встала на фоне крапивы. Там же, на фоне крапивы, обнаружился решётчатый забор, обмотанный колючей проволокой. Подумав, я стала на него карабкаться.
— Что ты себе позволяешь!!! – матом заорало право бедро.
— Зато я буду готично выглядеть, — сказала ему я и изящно раскорячилась на заборе. Под тяжестью моего веса он ощутимо прогнулся ещё более назад, чем был.
Потом я лежала на траве, потом пришла Елена Владимировна и я встала на фоне предложенной ею стены.
Потом мы втроём сидели на газоне, пили пиво и чай и разговаривали о детях, лесах, сектах, юбках и разных прочих интересных вещах.
Потом я поехала в комнату и легла страдать суставами и вертиго. Пострадала я недолго, потому что заснула от усталости и безнадёжности бытия.
На следующий день я с утра пораньше узнала, что Ольга тоже заболела. Чьорт побери, у меня такое чувство, что я приношу людям болезни. Вадим попросил меня купить по пути к ним амиксин, и ради такого дела я не стала засиживаться в кафе с поэтессой Натальей Челмакиной (той самой, что посвятила мне целых два стихотворения, которое «словно с полотен Дали» и которое «рисует босыми ногами кровавый цветок»), а поскорее поехала с амиксином к Ольге; там обнаружились мои серёжки-ключики, которые накануне я, оказывается, предусмотрительно сняла незадолго до совсем уж обморока. Там Вадим меня накормил пловом и фруктами и обеспечил мне, наконец, покой, прописанный доктором: я сидела на кухне, вкушала китайский чай из расписной китайской чашечки, а Вадим время от времени вёл со мной неспешные разговоры. Он, кстати, ходит в длинной восточной мужской рубашке, которая мне запомнилась сказанной по случаю неё цитатой «Широко шагает Советский Азербайджан» — соль в том, что широта шага Азербайджана в такой рубашке очень сомнительная.
Кстати, мне кажется, или только в Питере возможна реклама сантехники через отсылку к классике русской литературы? Я про «очарованный краник».
Ну вот, а пока что я сижу в гостях у «цыганского адвоката» altsarev, потому что поезд глубокой ночью.
Subscribe

  • БЕСПЛАТНЫЙ МАСТЕР-КЛАСС ДЛЯ ДЕТЕЙ

    по рисованию народного костюма русских цыган Москва Суббота 15 мая, начало в 14.00 Сразу после мастер-класса можно посмотреть десятки картинок на…

  • ***

    Девушка, девушка, куда вы идëте, Такая кудрявая, Такая чернявая? Куда вы несëте авоську - не донесëте, Жаль вас, милашек, Кокеток, кудряшек,…

  • Хроники коммуны

    1 апреля Злата пошла снова кровушку сдавать *** Андроид ходит по квартире и разговаривает голосом озвучки из игр. - Покорись мне, сковорода! И…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments