Лилит Мазикина (gipsylilya) wrote,
Лилит Мазикина
gipsylilya

Categories:

По просьбе общественности. Неделя куртуазности

Куртуазность, прямо скажем, в виде её "возрождения" в Серебряный Век, а чо делать!

День первый.

Юноша, юный, как юность, играет на лютне:
стройно звенят, приручая печаль мою, струны.
Юноша, белый, как лебедь, скажите мне: люди
разве прочли бы души моей раненой руны,
разве бы поняли трепет безгрешный, безбрежный
сердца по колкости ваших ресниц и по тени
ваших ресниц на щеках? Разве бы нежный
взгляд мой не был бы для них, милый мой, вожделеньем?
Пусть себе тешатся люди, в своих нечистотах
вволю плескаясь, а я посмотрю, как дыханье
ваше дрожать заставляет капризную ноту...
Пойте, прекрасный. Вы видите: утро порхает...

День второй.

Отчего вы не лежите - в гробу?
Я бы кинулась в рыданьях - на грудь,
целовала б, задыхаясь, ваш лоб,
и лежала бы на вас тяжело;
поправляла в изголовье цветы,
да крестила вас движеньем простым...

Нет! Я лучше издали вздохну,
как вы делите с другою весну.

День третий.

Может быть, это будет у моря,
на траве в томной тени олив:
я приму ваши губы, не споря -
вы сожмёте меня, опьянив.
А потом, второпях отряхнувшись,
отчего-то смеясь, на траве
мы разложим изысканных кушаний
караван в их смешном хвастовстве.
Вы разрежете сердце граната,
половинку протянете мне.
На траве, нами раньше примятой,
красным капли сверкнут - как в огне.
Будут зёрна сладки - и горьки,
будет взгляд ваш немного блудлив...
Да, я знаю - то будет у моря,
на траве в томной тени олив.

День чертвёртый.

Не чудо ли из чудес - в саду распустившийся ирис?
Для робких душ поэтесс ваш лик - такое же диво.
Немало, думаю, вам навстречу сердец открылись -
а вы, не веря словам, шли мимо, легко и лениво.
Постойте же - только миг! Взгляните - хотя бы с гневом!
Мой голос нежен и тих - к чему же пугаться, право?
- быть может, вас развлекут чудные мои напевы.
Как радуются цветку - стихам улыбнитесь странным.

День пятый.

Вы не спите, милый? - и я не сплю;
у окна листом лунный луч ловлю.
Белый лист мерцает, отправляя в путь
вам сигнал сквозь ночь: не могу уснуть.
Вы один, ещё больше я - одна.
Месяц смотрит в сад, как с морского дна;
толщей вод-небес мне стеснило грудь:
не могу уснуть, створки век сомкнуть,
спрятать жемчуг глаз, до утра про вас
позабыть, не думать... Луч во тьме увяз,
на кайму ресниц налипает ртуть...

Спите, милый; мне - не дано уснуть.

День шестой.

Руки ваши, любезный - слоновой кости;
вырезаны будто бы лютне на счастье.
Руки ваши - в мире жестоком гости
из сада райского.
Губы ваши, любезный - хмельная вишня.
На отчаянье мне - совсем безгрешны...
Напоите меня с них двустишьем -
очень нежным...
Очи ваши, любезный - окна в небо;
голубы и прозрачны - хмельней, чем губы.
Мне сказать бы могли: смешно и нелепо -
отрока любит!

День седьмой.

Как ваши локоны яростно-белокуры! -
пламя и мёд.
Голос и пальцы искусного трубадура
(не хочешь - проймёт).
Очи и губы невинного херувима:
море и мак.
Счастлива та, что вами теперь любима,
нежности маг.
Счастлива! - и ненавистна мне до скончанья
лет и веков!

Рук ваших ложь горяча - нет
слаще оков...
Tags: мои стихи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments