April 26th, 2021

лытдыбр

Фритцль: как дочь маньяка стала его жертвой и помогла посадить его за всех жертв

Девушку, которую привёз пожилой мужчина, звали Керстин. Сама она этого сказать не могла – слишком ей было плохо. У Керстин были все признаки недоедания и нехватки движения, гнилые зубы, искусанный язык – и это только то, что кидалось в глаза. По всем признакам девушка страдала от ряда хронических заболеваний, с которыми показывают человека врачам ещё в детстве. Мужчина сообщил, что это его внучка от дочери-сектантки, и показал записку, где мать девушки просила помощи.

Больную подключили к аппарату искусственной вентиляции и аппарату диализа – её организм страдал разом от эпилепсии и почечной недостаточности. По телевизору срочно начали крутить объявление с призывом к матери умирающей девушки явиться в больницу: она так нужна своей дочери! Доктор Рейтер, пытающийся спасти жизнь Керстин, тем временем пытался разговорить её деда. У Керстин не было с собой никаких документов.

Кроме того, помощник доктора обратил внимание на цвет её кожи: словно всю жизнь девушка провела взаперти, не зная солнечного света. Рейтер понял, что речь может идти о серьёзном преступлении, и был крайне аккуратен с Фритцлем, постоянно настаивая на одном – надо найти и привести мать девушки. Ему было более, чем ясно, что она с большой вероятностью тоже в заточении. Вся эта история с дедом как единственным человеком, которого знала Керстин (это было указано в записке матери), дурно пахла.

Наконец, мать Керстин объявилась. Её вид ужаснул врачей: она выглядела практически ровесницей своей отца. Такая же бледная, как её дочь, с моргающими от света глазами, она носила на своём лице и теле все следы дурного обращения. Кожа, зубы, волосы, осанка – всё было словно у женщины не просто старше, а прожившей жизнь в тяжёлых условиях. Женщину немедленно передали полиции.

Первые два часа разговора Элизабет Фритцль твердила, как заведённая: жила с дочерью в секте. Вот и всё. Ничего больше интересного. Все два часа полицейские пытались убедить её, что она уже в безопасности, и что обеспечить безопасность ей и её ребёнку (или детям – как проницательно заметил один из офицеров) можно только одним способом. Она должна сказать, что случилось и кто ей угрожает.

Через два часа Элизабет расплакалась и заговорила. И после этого уже не молчала, пока не засадила своего отца за решётку – за себя и всех других его жертв. Зло любит молчание. Оно ненавидит правду.

https://www.goodhouse.ru/family_and_children/psihologiya/fritcl-kak-doch-manyaka-stala-ego-zhertvoy-i-pomogla-posadit-ego-za-vseh-zhertv/