May 15th, 2019

лытдыбр

Польская муза Булата Окуджавы: Агнешка Осецкая и её мечта успеть обнять весь мир

Агнешка родилась в неудачное время, неудачном месте, неудачной семье. 1936 год, Варшава. Через три года, в сентябре, в город вошли немецкие танки. Отцом Агнешки был пианист Виктор Осецкий, но мать — мать носила немецкую фамилию Штехман. В СССР в то же время семьи с фамилией Штехман спешно высылали в Среднюю Азию. В Варшаве — нет, но это отныне была фамилия из стана завоевателей, врагов. А поляки всегда остро к такому относились… Мать после войны всё время чего-то боялась, почти болезненно, почти психически.

Конец войны Агнешка встретила уже школьницей. Она росла, и выросла, и закончила гимназию имени Марии Кюри (урождённой Склодовской, это важно!), и мир стал спрашивать её, кем она хочет стать и что хочет делать. А Агнешка… хотела почти всё. Объять необъятное.
Она любила музыку, она хотела быть журналисткой, поэтессой, писательницей, и ещё, может быть, стать актрисой — но это неточно. Но — поступить можно было только на одну профессию, и Агнешка поступила на журналистику. Закончила, и… тут же поступила в Высшую кинематографическую и театральную школу. Для этого ей пришлось переехать в Лодзь — в родной Варшаве не выходило.

Ещё в звании будущей журналистки Осецкая начала сотрудничать со Студенческим сатирическим театром. Она пробыла в совете театра до своих тридцати шести лет; но тогда, молодой девушкой, она не загадывала, насколько она тут. Она писала — всё подряд, стихи, прозу, репортаж. Всё это успешно публиковалось — Осецкую приняли как-то сразу. Она казалась голосом своего поколения, светлых вёсен пятидесятых, живших в ожидании вечного мира на планете и полётов в космос.

Мало ей было текстов, театра — Осецкая стала радиоведущей, вела музыкальную передачу (музыка! музыка!) на Польском радио. Её «Радио-студия песни» дала старт многим звёздам польской эстрады. Сама Осецкая петь могла только камерно, для своих — но она давала возможность петь на всю страну другим.

Жадная, жадная Агнешка, всё хотелось ей больше и больше сделать! И она делала, больше и больше. Её пьесы стали ставить сначала в Варшаве, потом во всей Польше, потом — в СССР, в странах соцлагеря, потом — во всём мире.
Жадная, жадная Осецкая — ей хотелось превращать чужое детство в сказку, которой не было в её детстве, и она стала писать детские книги. А дети — читать эти книги. И их детство становилось сказочнее.

А ещё она была очень красива — белокура, голубоглаза, самого идеального женского роста, как тогда считалось (165 сантиметров), с правильными чертами лица. Но это ей уже было всё равно, это была просто данность, а не достижение. Хотелось-то — достижений. Поэтому она влюблялась и влюбляла, ей очень нравилось покорять сердца. И — быть влюблённой, потому что поэтессы должны парить и страдать от любви, разве не так?

https://www.goodhouse.ru/stars/zvezdnye-istorii/polskaya-muza-bulata-okudzhavy-agneshka-oseckaya-i-eyo-mechta-uspet-obnyat-ves-mir/