April 18th, 2019

лытдыбр

Крохотная мама очень большой фантастики: Чья фамилия стала знаком качества для писателей и читателей

Двадцатый век сходил с ума по фантастике. Каждый конвент был грандиозным событием. И чуть ли не на каждом конвенте среди множества мужчин в костюмах можно было увидеть её — женщину ростом с пятилетнего ребёнка. Эта крошечная леди была большим человеком в фантастике и стала настоящей её легендой. Её звали Джуди-Линн дель Рей.

...

Ещё она была, конечно, фанаткой фантастики. Фанаткой, которой приходилось следить за своей речью, поскольку самый тривиальный для американки оборот вроде «я самая большая поклонница Марсианских Хроник!» оборачивался улыбками и смешками собеседников. Но она действительно была самая большая фанатка научной фантастики и доказала это делом.

...

Следующей ступенькой для Джуди-Линн стала работа в фантастическом отделе книгоиздательства Ballantine Books — куда она перетащила и мужа. Практически сразу издательство выделило под них отдельный бренд, Del Rey Books, дав супругам полный карт-бланш. Это значит — они могли экспериментировать, набирая никому не известных авторов или отклоняя неудачные произведения даже самых раскрученных. Скоро попасть в Del Rey Books стало для одних — выигрышным лотерейным билетом, для других — вопросом чести и подтверждения былой славы, а само издательство начало получать награду за наградой.

Именно Del Rey Books добилась разрешения на выпуск романов по миру Звёздных войн ещё до выхода первого фильма, что озолотило Ballantine Books. Именно Джуди-Линн дель Рей открыла миру Пирса Энтони и ряд других популярных имён. Именно при Джуди-Линн её издательство стало плотно работать с фэнтези и делать очень хорошие деньги на научной фантастике.

https://kulturologia.ru/blogs/180419/42866

(Заголовок на сайте не мой, сорри)

Спасибо Лизе Пономарёвой за заметку о Джуди-Линн дель Рей в паблике Женская логика
лытдыбр

Кукла и наследник Тутти, ч.11

Наследник Тутти спал и видел во сне удивительные вещи: смешные носатые маски; человека, нёсшего на голой желтой спине огромный, гладко обтесанный камень, и толстяка, ударявшего этого человека черной плеткой; оборванного мальчика, который ел картошку, и старуху в кружевах, которая ехала верхом на белой лошади и фальшиво насвистывала вальс на двенадцати абрикосовых косточках.

А в это время совсем в другом месте, далеко от этой маленькой спальни, в одном из концов дворцового парка сон, заслуживающий удивления, приснился и гвардейцу, задремавшему у входа во зверинец наследника Тутти. Молодой парень, ещё не очень-то привыкший к ночным караулам, сидел на каменном столбике, прислонившись спиной к решетке, и глаза его заволакивала грёза, делавшая всё, что он видел, реальным и волшебным в одном и то же время. Сабля его в широких блестящих ножнах лежала между его коленями. Пистолет очень мирно торчал из за шелкового черного шарфа на его боку. Рядом, на гравии, стоял решетчатый фонарь, освещавший сапоги гвардейца и длинную гусеницу, которая упала с листьев над его головой прямо на его рукав.

Collapse )