February 13th, 2019

лытдыбр

Поединки, кабацкие пляски и погони за священником: Как выглядит женский день у разных народов

В Индии есть два специфических праздника, которые традиционно отмечали только женщины: Тидж и Понгала. На Тидж все женщины Северной Индии уходили из дома, чтобы встретиться со своими сёстрами в доме отца. Почему не родителей? Потому что их мать тоже уходила повидать своих сестёр! Женщины собирались, обменивались новостями, готовили праздничное угощение и сами его съедали, не угощая мужчин. Праздник был формально посвящён Парвати и тому, как она томилась без любви Шивы. Правда, непохоже, чтобы без своих мужей в этот день женщины томились!
https://kulturologia.ru/blogs/020219/42121/
лытдыбр

Френдесса написала и прислала отзыв

С компьютера выдам пруф - ник Саши

"Мы любим Лилю не только за то, что она танцует.
Прочитала новую книжку Лилит Мазикиной — “Девушка, которая хотела написать книгу о войне”. Как мне это удалось, не совсем понятно, т.к. сейчас страшный цейтнот. Помню, пару раз уговаривала себя, что за рулем на светофоре читать все-таки не надо.
Ну вот. Книжка эта — некое продолжение трилогии, которую я читала аж два раза. Я люблю Лилины миры, они такие просторные, загадочные, трехмерные, с живыми персонажами (и персонажками?), к которым быстро начинаешь испытывать чувства. С очаровательным вплетением фольклора (цыганского и не) в текст и сюжет. Очаровательным в двух смыслах: таким милым и чарующим-завораживающим.

По сравнению с первой трилогией, здесь еще и выровнялся стиль — исчезла какая-то юная неловкость в тексте, он стал зрелым.

Я ничего не понимаю в фэнтези, а с феминизмом чувствую себя, как героиня книги — с плитой (печкой) и прочей бытовой утварью. То есть ценю идею и продукт, который должен получиться, но при соприкосновении вечно чувствую себя сбитой с толку дурочкой. Не будем углубляться, Лиля сделала кое-что сильное и по-настоящему нужное. Никакой пены у рта, никаких громов и молний. Никаких веских доводов и доказательств (чем длиннее, тем менее убедительно). Очень спокойно. Очень спокойно, как в любой приличной книге, нас приглашают в головку героини, и как раз тогда, когда мы вошли, расположились и соединились с ней (идентификация это вроде называется), показывают прямо в нашем мозгу, как себя чувствует человек, с которым обращались так-то и так-то. Как он себя чувствует в той ситуации и в этой. И еще вот в той. То комично, то трагично, то безнадежно, а то наоборот, обнадеживающе. И ничего больше не нужно.

К слову, мне повезло, я не помню, чтобы кто-то со мной так обращался. Так что в личном опыте резонировать нечему. Довольно чистый эксперимент.

Как всегда, я благодарна за все слова о войне. Они, наверно, банальные. Но их стоит повторять.

Ну и финал, про который, закрыв книгу, понимаешь: другого и быть не может."
лытдыбр

Маркиза де Ментенон: тайная королева Франции, и её первая в Европе школа для девочек

Став королевой, маркиза де Ментенон не успокоилась на том, чтобы приучить короля к чтению Библию и размышлению о своём королевском долге. Она решила создать школу для таких девочек, какой когда-то она была сама: нищих сирот из благородных семей. Более того, это не должна была быть типичная монастырская школа — ни в коем случае!

Через три года пансион Сен-Сир открыл свои двери для двухсот пятидесяти девочек. Отбор в новую школу был строжайший, его производил лично Людовик. Он проверял происхождение каждой девочки — по отцу они должны были быть дворянками не меньше, чем в четырёх поколениях. Предпочтение отдавалось дочерям офицеров, особенно погибших на службе. Принимались девочки как из Парижа и окрестностей, так и из провинции. Один раз были даже приняты две девочки из Канады.

Сен-Сир стал не только первой светской школой для девочек во Франции, но и первой школой, где девочки надели коричневую форму. Только их форма была сшита из кисеи и соответствовала придворной моде — ведь девочки были дворянками.
Единообразие костюма разбавлялось цветными лентами, которые обозначали, в каком девочка учится классе. Самые младшие воспитанницы, семи-десяти лет, украшали платье самыми яркими лентами — красными. Девочки одиннадцати-четырнадцати лет отличались зелёными лентами, пятнадцати-шестнадцати — жёлтыми и семнадцати-двадцати — синими. Голову покрывал белый чепчик. Все учительницы одевались в чёрное, и толпа девочек на их фоне выглядела довольно нарядно.

Программа очень сильно отличалась от обычной монастырской. Младший класс, конечно, учился читать, писать и считать, знакомился с основами веры, изучал латынь и жития святых, но дальше добавлялись совсем не монастырские предметы. «Зелёные ленточки» углублённо изучали французскую литературу и латынь, и вдобавок — историю и географию (что для девочки-сироты казалось в те времена совершенно излишним, будь она хоть трижды дворянкой, да и для благополучных девочек было необязательной программой). «Жёлтым ленточкам» к программе добавляли пение, музыку, бальные танцы и рисование.

Старший класс по сути уже готовили к замужеству.

https://www.goodhouse.ru/stars/zvezdnye-istorii/markiza-de-mentenon-taynaya-koroleva-francii-i-eyo-pervaya-v-evrope-shkola-dlya-devochek/