November 27th, 2018

лытдыбр

Соня Делоне: как россиянка стала национальной гордостью французского искусства

Во время Первой мировой войны гастроли дягилевской балетной труппы не прекращались. Они проходили и в Мадриде. Там, в Мадриде, Дягилев увидел работы молодой художницы.

На талант, на грядущее бессмертие у Дягилева был нюх. Он моментально предложил Соне Делоне сотрудничать с труппой. Соня не могла не согласиться: она тоже чувствовала, когда появлялся шанс войти в историю. В костюмах по её эскизам труппа представляла «Клеопатру» потом не один год.

Это, конечно, была судьба: два выходца из Российской империи столкнулись именно на чужой стороне. Правда, в те годы такие случайности были не редкостью. В десятые-двадцатые годы Европа была полна политически неблагонадёжными лицами, туристами, а потом и беженцами из России. Соня была не тем, не другим и не третьим. Она искала в Европе самореализации и нашла её.



https://www.goodhouse.ru/family_and_children/psihologiya/sonya-delone-kak-rossiyanka-stala-nacionalnoy-gordostyu-francuzskogo-iskusstva#part4
лытдыбр

Революционные морячки и героини войны: Как женщины проложили дорогу на флот

Женщины выходят в море с тех пор, как существуют лодки и плоты. Женщины бывали пассажирками-путешественницами, стряпухами, матросами и капитанами даже в те времена, когда мореплавание считалось только мужским занятием, а поговорка о том, что женщина на корабле — к несчастью, совсем не шуткой. Но официальная история дам на флоте начинается не так уж давно. Фактически, дорогу на флот проложила своим сёстрам по всему миру российская женщина.

Первую попытку совместить женщин и официальную флотскую карьеру предприняли в России после февральской революции 1917 года. По инициативе петроградских женщин Керенский издал приказ о формировании женского флотского отряда, куда сумели набрать сто двадцать доброволиц. Им полагалась точно такая же форма с брюками, как и мужчинам, и образцом для создания отряда морячек напрямую называли уже существующие женские батальоны смерти вроде того, которым командовала Мария Бочкарёва.



https://kulturologia.ru/blogs/251118/41417/
лытдыбр

Колетт: как один мужчина выдавал книги жены за свои, а она всё равно стала классиком французской Л.

Время закончилось, перестало быть временем, когда Колетт — так звал её муж, по девичьей фамилии, так похожей на девичье имя — снова сидела в запертой комнате и писала. Муж заходил время от времени, чтобы бросить нетерпеливое: «Скорее! В доме нет денег!» Скорее Колетт не могла, писала как писала, даже зная, что, пока не закончит, из комнаты не выйдет.

Наградой за усердие были не слава — книги муж публиковал под своим именем — и не богатство. Даже если богатство было, Колетт не могла этого узнать. Дома муж всегда повторял о бедности, на обед не подавали сладкого — из экономии, на каждый новый чулок деньги надо было выпрашивать. Наградой была возможность пройтись по дому, выйти в сад. На некоторое время Колетт становилась почти свободным человеком.

Через несколько месяцев всё начиналось заново: муж запирал её с бумагой и чернилами. Она знала, что надо делать. Самое удивительное во всём этом было то, что она его любила.

Габриэль, или, полностью, Сидони-Габриэль Колетт родилась и выросла в бургундской глуши. Отцом её был отставной офицер. Как и полагается в таких случаях, выросла она не прозрачной мечтательной девицей, а — кровь с молоком, коса до пола. Второе — без преувеличения. Коса длиной больше полутора метров была её гордостью, тем более, что и в самой Колетт было чуть больше полутора метров. Мужчины вокруг вились, и Габриэль придирчиво перебирала возможных женихов, пока не появился Он.

Он, то есть Анри-Готье Виллар (хотя все звали его просто Вилли) был столичным щёголем на четырнадцать лет старше, уже известным писателем и журналистом. Что (или кто) стоит за его писательской славой, и догадаться было невозможно. Держался он с шиком, умел очаровывать собеседников и особенно собеседниц. Когда Вилли сделал Габриэль предложение, она и минуты не раздумывала. Она была околдована.

https://www.goodhouse.ru/family_and_children/psihologiya/kolett-kak-odin-muzhchina-vydaval-knigi-zheny-za-svoi-a-ona-vsyo-ravno-stala-klassikom/