October 11th, 2018

лытдыбр

Среда

Была очень простужена, отменила танцы, с трудом сдала две статьи, получила результаты Златиных анализов - диета и фолиевая кислота помогли и у неё упал гомоцистеин до 8, это просто лучший из возможных результатов, и я надеюсь, что ЭКГ тоже ничего не выявит.
Записалась на МРТ поясницы, заранее грущу. Вообще резко получила деньги, и это хорошо, но так же резко они уходят, и это печально. ЗАКАЗАЛА СУШИ вечером на ужин, потому что мне было слишком плохо и не знаю, почему. Просто всё достало, и экономия тоже.
лытдыбр

Обычно её биографию пропускают, но я вставила в конце статьи

Иногда шутят, что анапластологию — науку о том, как протезом вернуть лицу или телу приемлемый вид — назвали в честь неё, Анны Лэдд. Нет, конечно же. Но у истоков анапластологии она всё же стоит. Лэдд — легендарная, как говорили в начале двадцатого века, «скульптриса», которая вернула возможность полноценной человеческой жизни и общения десяткам изуродованных Первой Мировой войной солдат.

Первая Мировая война воспринималась как война беспредельной жестокости, которую не с чем сравнить в прошлом. Да, в сражениях прошлого часто убивали тысячи воинов и после них — бестрепетно уничтожали пленных, но до Первой Мировой не было газа, который заставлял тебя выплёвывать несколько минут собственные лёгкие, пока ты не умрёшь. И после войн прошлого на улицах и в больницах оказывалось гораздо меньше калек: пушечным ядром отрывало голову насмерть, а пуля прошивала ткани напрямую. Осколки же от новых бомб могли снести половину лица, оставив человека в живых (особенно при наличии сестёр милосердия у поля боя).

Пластическая хирургия, да и хирургия вообще, даже близко в начале двадцатого века не обладала теми возможностями, которыми обладала уже в конце его. Доктора выходили на новый уровень, добиваясь для пациента возможности дышать, говорить, есть, пить — в общем, как-то шевелить остатками лица. Но выкроить новое лицо, с которым можно будет ходить на службу или просто показываться в людных местах без чувства неловкости и бурной реакции окружающих, они были не в силах.

И тогда за дело взялись два скульптора-экспериментатора, Фрэнсис Вуд в Лондоне и Анна Лэдд в Париже. Собственно говоря, Вуд был автором идеи, а Лэдд — его последовательницей, но в конечном итоге именно к ней съезжались ветераны чуть не со всей Европы, в то время, как Вуд помогал только британцам. Кроме того, Лэдд действовала не в одиночестве — её напарником был хирург Гарольд Гиллис, который, собственно, сначала спасал лицо и способность им владеть насколько возможно было при его уровне даровитости и доступных материалах и инструментах. Только после ряда операций, сделанных Гиллисом, за дело бралась Лэдд.

https://kulturologia.ru/blogs/111018/40845/