?

Log in

No account? Create an account

Под волчьим солнышком

Цыгане! Магия! Мировое господство!

Цыганские школы. Рассказ 1
лытдыбр
gipsylilya
Эта история произошла во время международного Десятилетия Интеграции Цыган. Как ясно из названия, она длилась десять лет, под это дело попилили немало денег, но всё же были и какие-то реальные программы, помимо просто устройства вечеров цыганской культуры, наутро после которых вчерашняя звезда сцены лепила кирпичи, как и лепила, и будет лепить всю жизнь.
В частности, открывали специальные интеграционные школы в Румынии для детей из бедных цыганских семей и из изолированных поселений, после посещения которых предполагалось детей переводить в обычные школы.
Надо понимать, что порой это было как будто подготовить к переносу крестьянского ребёнка начала двадцатого века в наше время. Другое культурно-информационное пространство вокруг, другой опыт (зачастую связанный с переживанием агрессии и стыда), другой набор навыков вплоть до самых бытовых. Может развести костёр и жонглировать монетками, но не знает и с трудом выполняет - кисть непривычна к движениям - задания с раскрасками. Это работа, требующая педагогической точности, упорства, поверхностность тут невозможна.
Надо сказать, программа дала ощутимые плоды (больше детей закончило школу, получило профессию, открыло маленький бизнес), но, поскольку румынские цыгане за десять лет не превратились в стопроцентно однородную опрятную массу, то обычно среди обывателей её считают провальной. Типа Моисей за каких-то сорок лет... А тут целых десять, и... Вы поняли.
В одном из интеграционных классов педагогами были две девочки лет двадцати с небольшим, румынка и цыганка. Цыганка из семьи городских буржуа, то есть сама её этничность не давала ей какого-то суперкредита доверия у учеников из бедного посёлка. Перед занятиями цыганка отправилась по домам к ученикам, чтобы записать их и настроить учиться.
Она выслушала то, что не говорили румынским учителям. "Это невозможно," "Наверное, у тебя мама румынка, цыган не может выучиться", "Может быть, учились когда-то мы, но школа стала сложнее", "Зачем учиться, если потом будет всё то же самое и будут мои дети сидеть в грязи и плакать, что видели хорошую жизнь, но никогда у них не будет хорошей жизни". Она услышала много безнадёжных слов, но никто не отказывался записать детей, потому что на месте им давали ланч и потому что это разгружало родителей.
Перед началом учебного года девушка встретилась с подругой и сказала: "Наша программа не годится. Они будут просто смотреть, как мы прыгаем, и ждать ланча". Румынка возмутилась, что цыганка так не верит в своих, как это они откажутся войти в распахнутую дверь в мир? Она же смогла, пусть и вдохновит их! Подруга не могла взять в толк, что общая этничность не во всём даёт общий опыт. Эти дети видели не другую цыганку, а "как-румынку". Цыганке-учительнице пришлось ломать голову самой.
...Collapse )