May 31st, 2018

лытдыбр

Феминизм женщин, которые боятся феминизма

Иногда кажется, что феминизм, наконец-то, легализован в умах россиян. Когда глянцевые женские журналы начинают писать, например, что никто не имеет права оскорблять тебя из-за толщины твоей талии, или что не знать, когда ты выйдешь замуж (и выйдешь ли вообще!) — нормально. Когда видишь в глянце общей тематики гендерно-окрашенное “антропологиня” или статью о женском вкладе в Победу.

Но стоит вернуться в большой мир, где царит телевизор и радио, а сайты и газеты существуют не только подобранные с учётом твоих вкусов и запросов. Там ты сталкиваешься с ненавистью тех, чьи интересы феминизм должен выражать: простыми российскими женщинами.

Когда я говорю “ненавистью”, я не преувеличиваю. У многих агрессия выражается очень ярко. Претензии к феминисткам и самой идеологии можно разделить на два типа:

Collapse )
лытдыбр

Вдогонку к картинке, рекламирующей трюковый танец

Эти картинки в рунете подписывают "танцовщица с кастаньетами", но на самом деле у изображённых плясуний на пальцах не кастаньеты, а пальчиковые кимвалы (пальчиковые цимбалки/диски/тарелочки, саггат) из бронзы, они надеваются немного по-другому на пальцы и звук у них другой, разнообразнее - я как-то ученицам показывала, как извлекать из саггат звуки разных тонов и длительности.

Саггат - популярный музыкальный инструмент востока, но у многих он ассоциируется, прежде всего, с цыганами. В Турции, например, из-за этого очень долго на фестивалях танца живота саггат-дансы - танец с параллельной игрой на саггатах соло, что, кстати, помимо прочего определяет совершенно инные движения рук в танце - был в опале как слишком "простецкий", "уличный", "в духе деревенской свадьбы", т.е. попросту "цыганский". Только интерес европеек к саггат-дансы и их энтузиазм смогли переубедить турчанок и заставить взглянуть на этот вид искусства, требующий большого мастерства, по-новому. Примерно такова же традиционно ситуация с бубном, но бубен для европеек экзотикой не казался, так что они им не интересовались и не смогли поправить его имидж. Он до сих пор в опале.