April 28th, 2015

лытдыбр

Отзыв на Кактус

"Слышала об этой повести давно, Руки добрались только сейчас.
Возрадовалась.
Первое из попавшихся мне современных произведений, которое с полным правом можно квалифицировать как критический реализм. (Хотя нет - вру. Есть еще рассказы Алексея Ивакина, те, которые не военные, а о современности). Причем по форме - никакого налета постмодернизма, никаких попыток впихнуть наблюдения за реальностью в развлекательную оболочку.
Навязчивая ассоциация - Владимир Гиляровский, его "Трущебные люди". Видимо, из-за места действия - московское "дно". Другая ассоциация - малоизвестный сегодня Александр Новоселов с его циклами очерков о жизни народов южной Сибири - казахов, алтайцев, татар, старообрядцев...
Интересная форма: по сути, цикл очерков о жизни гастарбайтеров из Средней Азии в Москве. Выстраиваются короткие зарисовки об отдельных судьбах по принципу постепенного погружения в ужас их существования и логично заканчиваются тем, что лирическая героиня, не выдержав психологического давления, решает "вынырнуть" в привычную ей атмосферу.
В общем, читать более чем стоит.
И - следом - мысль-оборванка. Особенность русского критического реализма - пристальное внимание к "маленькому", бедному человеку. Это внимание может быть достаточно поверхностным, как у Тургенева или Толстого, которые, несмотря на чувство вины перед народом, оставались барами. Это внимание может быть выстраданным, внимание на уровне "глаза в глаза" - как у Чехова или того же Гиляровского. Причем, что важно, Чехову для достижения этого уровня понимания пришлось поработать на халерных эпидемиях и съездить на Сахалин, Гиляровскому - самому потаскать баржи и поработать поденщиком. Но важно то, что бедный человек в русской литературе - не опасный дикарь, а такая же личность, как и писатель.
В современной русской литературе этого практически нет. Жизнь бедного человека творцам или не интересна, или вызывает презрение. Кому интересны лохи и неудачники? Понадобилось 20 с лишним лет после крушения СССР для того, чтобы авторы начали задумываться о том, насколько бедный человек виноват в своей нищете, и нет ли в его положения и вины общества.
Лилит Мазикина - один из первых авторов, сумевших посмотреть на мир "дна" не презрительно-снисходительно "сверху", а на уровне "глаза в глаза"."

http://skadi-omsk.livejournal.com/541689.html

NB я, конечно, вижу всё немножко по-другому
лытдыбр

Пока искала тут книгу кое-какую

кстати, никому я не давала / ни у кого нет издания цыганских сказок 1993 года? Мне нужна буквально пара фотографий страниц

... вспомнила, как ко мне заявлялся какой-то пафосный чел и объяснял, что слово "мануш" у цыган плохое и принципиально не используется, потому что некий Лоло Мануш убил свою семью.

Мануш значит - человек, Лоло Мануш - Красный или Рыжий человек.

Чел, конечно, это где-то вычитал. Или придумал. Я общаюсь на цыганском языке с цыганами разных стран много лет, все спокойно используют слово "мануш" и производные.

Но сказать я хотела о Лоло Мануш. В сказке, к которой аппелировал собеседник, он был страшный убийца. Иногда он выступает людоедом, вампиром, злым лешим. Иногда - чертом.

Собственно, название "Лоло Мануш" - это просто калька с популярного одно время в романских странах эвфемизма для дьявола. По отдельности ни лоло, ни мануш не дьявол, а вместе да. Как и в других языках.

А уж что должен такого делать дьявол (или его представитель в человеческом облике), чтоб его боялись, цыгане уже сами, сами. В меру своего понимания этого мира.