February 16th, 2015

лытдыбр

Раздача Кактусов и развирт: информация для опоздашек и пропустишек!

Повтор встречи в более камерном варианте - 21 февраля в субботу в антикафе "Коперник" с 15 до 18. Ул. Мытная, д.52

Если не считать того, что не будет сцены и софитов, остальное будет всё так же: отвечаю на вопросы о творчестве и себе :) и тем, кто предоплачивал журналы, отдаю

Будет приятно заранее узнать, кто придёт (не обязательно на все три часа :)
лытдыбр

Просто список кое-каких российских фильмов

снятых после 1999 года

* "Сёстры" Сергея Бодрова (т. Б.)
* "Русалка" Анны Меликян (т. Б.)
* "Пыль" Сергея Лобана
* "Кочегар" Алексея Балабанова
* "Дура" Максима Коростышевского (т. Б.)
* "Ночной продавец" Валерия Рожнова
* "Дурак" Юрия Быкова
* "Волчок" Василия Сигарева (т. Б.)
* "Антон тут рядом" Любови Аркус (док.)
* "Мама, я убью тебя" Елены Погребижской (док.)
* "Царь" Павла Лунгина
* "Изображая жертву" Кирилла Серебренникова
* "Связь" Авдотьи Смирновой
* "Голова" Светланы Басковой
* "Настройщик" Киры Муратовой
* "Медвежий поцелуй" Сергея Бодрова
* "Путешествие с домашними животными" Веры Сторожевой
* "Легенда №17" Николая Лебедева
* "Жмурки" Алексея Балабанова
* "Жесть" Дениса Нейманда
* "Юрьев день" Кирилла Серебренникова
* "Generation П" Виктора Гинзбурга
* "Мелодия для шарманки" Киры Муратовой
* "Даунхаус" Романа Качанова
* "Возвращение" Андрея Звягинцева
* "Последняя сказка Риты" Ренаты Литвиновой (т. Б.)
* "Ночной дозор" и "Дневной дозор" Тимура Бекмамбетова
* "В ожидании чуда" Евгения Бедарева (т. Б.)
* "Маяк" Марии Саакян
лытдыбр

Играю сейчас вне конкурса на Трубладе

Игра такая:

Collapse )

моей команде досталось:

"6. Вит Амин и Лилит Мазикина
Вампир
Много лет минуло с тех пор, как он был обращен. Его удел — одиночество и вечное проклятие. Он до сих пор не забыл ту ночь, когда вся его жизнь оказалась разрушена и он стал чудовищем, обреченным вечно скитаться по земле. Память о светлой любви, о давно умершей семье, о прошлом служит единственным огоньком в кромешном мраке его нынешнего существования. Он старается сохранить свою человечность и благородство, сдерживать в себе зверя, убивать только негодяев, защищать слабых. Однако каждую ночь, выходя на охоту, он терзается угрызениями совести. Есть ли место на земле таким, как он, и как избавиться от этой безысходной тоски, черной меланхолии и животных инстинктов?"

и картинка-иллюстрация:



Сейчас покажу, что из этого получилось :)
лытдыбр

Вит Амин и Лилит Мазикина. Вампир. Эпизод 1

Может быть, отец мой, Маркус Дирк Элфинстоун, был человеком не самых лучших манер и приятной внешности, зато происхождения, несомненно, замечательного, веры сильнейшей и, главное, он был очень нежным отцом. Когда воспоминания уносят меня в детство, в дом, который давно перестал мне быть родным, а недавно и вовсе исчез с лица земли, я вижу не лицо отца, красное, одутловатое от чрезмерного увлечения виски, с бурыми клочковатыми бакенбардами; нет, я вижу эмалированные пуговицы на его жилете, с чуть облезшей позолотой поверх узора – изящной головы единорога. Эти пуговицы мне разрешается тереть и крутить, хотя они очень дорогие, пожалуй, подороже самого жилета. Но как мои игрушки в глазах отца они становятся бесценны, так что я тереблю их, как хочу, не считаясь с тем, что позолота сходит всё больше, и единороги растворяются, словно призраки. Я вижу мясистую руку отца, в которой он протягивает мне лакомство, привезённое из города – сладкую конфекту, завёрнутую в разрисованную бумажечку. На вкус конфекта точно такая же, как обычная варёная в меду ежевика, но бумажечка придаёт ей особое очарование. Я вижу – иной раз даже во сне, обычно тяжёлом, тёмном, без видений – как отец будит меня среди ночи, со свечой в руке, как он целует моё лицо, приговаривая лихорадочно, что я его ангел и надежда на спасение, как ставит он меня на колени на пол подле себя и просит молиться за его грешную душу и за то, чтобы черти оставили его в покое, и я молюсь, перебирая все молитвы – или, точнее, их малые кусочки – что помню, а он стоит рядом на коленях, в ночной рубашке и наспех, криво перевязанном шлафроке, и глядит распахнутыми глазами наверх, туда, куда свет от свечи не достигает.

– Алекс, – говорит он мне, – если бы не твои молитвы, черти давно утащили бы твоего отца в ад. Молись за отца, молись за него почаще, Алекс.

Эти слова всегда означали, что отец успокоился и мне можно залезть под перинку и, наконец, отогреться.

Мне довелось провести за молитвой столько ночей, что отец мой, несмотря на многие свои грехи, включая прелюбодейство и убийство, теперь, несомненно, нежится в райском саду. К сожалению, обо мне помолиться было некому, так что душа моя, вернее всего, пребывает в аду, пока я, бездушная мёртвая тварь, стою, согнувшись, над раковиной и пытаюсь отстирать кровь со своего любимого свитера. Мне надо было быть осторожнее. Или одеться попроще, или отказаться от нападения, когда рассвет был уже так близко. Поскольку в результате я не смог застирать кровь сразу, и она успела запечься. Купить в Осло в десятых годах двадцать первого века точно такой свитер, который мне посчастливилось найти в Нью-Йорке в девяносто третьем, будет непросто. Кроме того, этот свитер приносит мне удачу.

Проклятый матрос! Он был слишком силён. Женщин, особенно маленьких и стеснительных, убивать легче. Они не сопротивляются. Они смирились заранее. Вся их жизнь готовила к этому смирению; их с детства учили слушаться и не мять платьице, а скромные размеры не давали им серьёзно бунтовать в те минуты, когда они доходили до края, и вуаля, каждая из них теперь – идеальная жертва. С мужчинами трудно. Едва ты разрываешь взгляд – а ты не можешь его не разорвать, наклонившись для укуса, – он стряхивает с себя всякое оцепенение и принимается дрыгаться, молотить руками и ногами, вертеть головой и всякое такое прочее. По счастью, голос у них отнимается, так что никто не прибежит на крик. А вот поесть и не обляпаться бедному вампиру невозможно. Что ж, должна быть плата за наши грехи. Хотя бы и мизерная. Я пребываю в уверенности, что главная расплата ещё нагонит меня там, за концом бессмертия, когда моё сознание соединится с моей душой и разделит её муки. Если бы моё сердце было живо, оно холодело бы каждый раз, как я думаю об этом, и каждый раз, когда я осознаю и особенно остро чувствую, насколько же я чудовище – после убийства.

Я решительно отжимаю свитер и бросаю его в мусорное ведро. Нехорошо это, что я переживаю из-за несчастного комка крашеной шерсти больше, чем из-за загубленной жизни человека. Ты омерзителен, Александр. Это стоит сказать своему отражению, но у меня и отражения-то нет. Не только бездушная тварь, но и... нет, неотразимая – слово не под моё настроение. «Глаза б тебя не видели» подходит больше.

Я думаю, отец проклял меня в день, когда обнаружила мой побег из дома. Не знаю, что он тогда подумал. Что-то плохое. Хотя вина на мне лежала за грех ещё больший, чем мог прийти ей в голову: нарушение заповеди, стоящей выше, чем «Не убий». «Почитай отца твоего и мать твою». Мой побег был предательством. Родительское проклятие с того дня лежит на мне. Это оно сделало меня тем, что я есть. Существом с тысячей мерзких имён, из которых я выбираю обычно самое сухое: вампир.

Collapse )