October 30th, 2013

лытдыбр

Кое-что о "Цыганских сказаниях"

К книге я пока не возвращаюсь, вы уж меня простите.
Пока поделюсь рецензией, раз уж случилась одна :)
От Тараса Витковского.

"Существует отдельный, я бы сказал, жанр - литература инаковости, или инакости. Опус, созданный в этом жанре, может быть фентезийным, может быть сугубо реалистическим - пусть различие в антураже и наличие или отсутствие магии вас не смущает. Если в центре повествования находится герой, который Не Такой, Как Остальные - вот это тот самый жанр и есть. Такой герой, конечно, гоним, не понят, страдающ и весь прямо лопается от морального и интеллектуального превосходства над окружающими. Повторюсь - не важно, является ли герой американским подростком в дурацкой шапочке, или, скажем, темным полуэльфом, вампиром, оборотнем, нужное подчеркнуть. Иногда в такого рода сочинениях инакие персонажи собираются в компанию унылых и стенающих приключенцев. Этот прием позволяет инаким персонажам интриговать, заводить в высшей степени нелепые любовные связи, выяснять отношения по поводу выеденного яйца и перебрасываться многозначительными репликами. Ну не с обычными же людьми этим заниматься, ведь с ними так скучно, да и не поймут, скоты.
Меня, как человека самого обычного, именно такого, как все остальные, оскорбляет этот жанр. Я обыватель. Инакого персонажа что в жизни, что в литературе мне хочется насильно умыть, причесать и отправить на принудительные работы. Не удивительно, что "Цыганские сказания" я начинал читать с некоторой опаской. Сочетание цыган с вампирами и оборотнями в условно-современном пространстве несуществующей страны казалось мне фатальным. Но почему чтение "Сказаний" стало праздником?
Инаковость персонажей Мазикиной не строится на противопоставлении всему остальному миру. Потому что описанный мир отвечает традициям названного региона. Его основа - борьба живого с неживым. Народные ли, авторские ли сказки, составляющие этот мир, все строятся по одному принципу: неживое, вурдалачье, осваивает, переваривает, превращает в себя живое, а живое сопротивляется, таится в подполье, оппозиционирует открыто или тайно. Потому инаковость персонажей воспринимается - как часть заданных условий, как предлагаемые обстоятельства - просто и органично. Впрочем, нежить бывает вполне симпатична, а живое порой оказывается вполне уродливым, как раз потому, что оно живет, функционирует. Важно понимать - противопоставление происходит не по принципу "добро и зло", а именно по "способу существования" относительно жизни и смерти.

Мир живет в языке текста. Противоборство живого и мертвого - живой язык "мертвых" легенд и вполне современный, полный неологизмов и потому "омертвленный" язык героини-рассказчицы, существующей в условном "здесь и сейчас". Главным конфликтом произведения я бы назвал именно это противоборство, которое подействовало на меня сильнее, чем сюжет.

Collapse )

Ну и, как я говорила, сюжет будет немного переделан.

Rob Gonsalves - Imagem 18
- картина одного малоизвестного цыганского художника :) Роб Гонсалвес зовут
лытдыбр

Мне кажется, кот не различает мышей и колбасу

Щас спёр кусок варёной колбасы и играет с ним, как с мышью недавно.
У меня не глюки, Вук это тоже видит.
Особенно нападение из засады доставляет.

UPD: когда я взволновано стала кричать, чтоб он ловил колбасу, он решил, что мне нехорошо, и с обеспокоенной мордочкой подбежал ко мне. Он за меня вообще очень беспокоится :)
лытдыбр

Десять слов. Яна Темиз.



Яна Темиз - публицистка, автор детективов и либретто для балетто... ой :) Вы меня поняли. К балету Лиля почти равнодушна, а вот из книг нежно полюбила "Алиби для Алины" - историю ненависти женщины к себе, вышедшей далеко за рамки ожидаемого социумом. Ну, или просто захватывающий, совершенно невероятный детектив. "Сад камней" - чудесная стилизация под японский детектив середины 20 века, действие которого, впрочем, происходит в Турции - и "Приют перелётных птиц", являясь детективами в самом классическом смысле, одновременно затрагивают очень важные социальные темы.

Расстояние.
Для меня в этом слове всегда звучало "расставание"... конечно, если умножить скорость на время, а силу характера на желание, то расстояние можно преодолеть. Расстояние - для меня преграда, даль, одиночество в точке А, из которой нелегко, но так хочется попасть в точку Б.

Шляпы.
Необязательная, но такая необходимая вещь. Последний штрих, а порой неотъемлемая составляющая образа. Излишество, без которого скучно жить.

Страх.
Самая неприятная, самая трудно устранимая помеха в пути и в жизни. Всё можно легко осилить, со всем справиться, если не мешает страх. Чертополох с колючками, растущий внутри нас, питающийся нами, ранящий изнутри... главное - не давать разрастаться этому сорняку.

Фотографии.
Застывшие воспоминания, прошлое, нарезанное прямоугольниками, кусочки жизни, заключённые в рамку. Остановленное мгновение - потом всегда кажущееся прекрасным.

Вечность.
Ледяное слово, так и не сложенное в чертогах Снежной королевы.

Кофе.
Лучший напиток на свете. Счастье каждого утра. Часть домашнего уюта, мой непременный спутник и помощник, моя неизменная любовь... любови менялись - но кофе был со мной всегда.

Праздник.
Новый год, маскарад, карнавал - праздник для меня всегда немножко театр. Костюмы, роли, сценарий - подготовка и предвкушение могут быть не менее важны, чем он сам и его послевкусие. Подарки - дарить их я люблю больше, чем получать.

Семья.
Для меня это двое - любящая друг друга пара. И расходящиеся круги: дети, родители, братья и сёстры... кругов может быть много... насколько хватит любви.

Письма.
Самое прекрасное средство общения, которому нет равных. Я не представляю своей жизни без писем, я всегда писала письма всем, кого любила, и получала письма от них.

Балет.
Часть моей жизни, самое любимое после литературы искусство. Пластика, движение, рисунок, точность. Красота в каждом жесте и каждой позе. Труд и полёт.

Десять слов от Елены Хаецкой
Десять слов от Екатерины Коути