June 12th, 2013

лытдыбр

Конкурс "Грозовой перевал", хочу участвовать

сегодня поледний день, а я только узнала!

http://ru-stixoplet.livejournal.com/2976698.html

Когда умру я,
шепни моё имя.
Пускай взовьётся
в дыме
из трубы каминной.
Когда умру я,
шепни моё имя.
Звёзды замигают -
и оно вместе с ними.
А над перевалом
звёзды -
не слёзки, а льдинки.
А с перевала пустошь
смотрится картинкой.
И я бегу, босая,
и вереск лилов.
Не надо слов,
только имя -
губами одними.
Когда умру я,
окна остынут,
и углы страшны будут
тем, что пустынны.
Собаки не завоют -
побояться дать голос.
Дети уши заткнут,
сядут повторять глаголы
или Отченаш
при тенях от свечки.
Когда умру я,
будет вечер,
и тучи над кручей,
и вереск, вереск.
Я на всякий случай
не закрою дверь.
И знаешь, обещаю:
гроза пройдёт мимо,
когда я умру
и услышу
имя.
лытдыбр

За что ко мне так тянутся психи?

На неприметном стихосайте некоторая Елена Н.Н. возбуждалась на каждое моё стихотворение: то дольник есть отсутствие ритма, то запрещено использовать образ астры, когда пишешь про лето (я серьёзно!), то нельзя писать про цыган в бараках, потому что под Волгоградом в бараках прозябают и русские (я опять серьёзно, я не утрирую!), короч, она ходила за мной и расказывала, как я неправа.

Под одним из моих постов на сайте старая знакомая, увидев после нескольких лет, по-цыгански спросила "Привет, как дела?", и я по-цыгански же ответила. Под моим, напомню, постом, лично друг другу. Елена Н.Н. немедленно возглавила движение "поставь нацменов на место, как они СМЕЮТ!!!" - верно, личными репликами перекидываться под постом одной из них. Тащемта я сказала красивым литературным языком, что они охуели и пусть меня тогда банят, хуле. Меня забанили, и, казалось, на этом можно было попрощаться друг с другом, но Елена Н.Н. разродилась ещё несколькими письмами о том, как я не права, какие чувства мне позволено испытывать и какие нет, и кто я такая, и ещё раз какое говно эти ваши (мои) стихи, и как она это любя и нежно говорит, а главное - с пафосом и навзрыд - моя проблема в том, что на меня давит железобетонная плита моей национальности! - заставляя, я так понимаю, реагировать на фразу на своём языке фразой на нём же и особенно, ужас, писать стихи о цыганах. Потому и как поэт я не расту.

Честное слово, только после мата отвязалась.

Почему, почему они именно меня любят такой сильной любовью?! По два километра скачут рассказать, как я им равнодушна.

п.с. Елена была апофеозом в целом ряду фриков, возлюбивших меня на этой неделе.