October 20th, 2012

лытдыбр

Для мужчин, которым не поебать на женщин. По-настоящему.

"Вы хотите сказать «привет» симпатичной девочке в метро. Как она отреагирует? По счастью, я могу ответить вам довольно определенно, потому что она уже сообщает вам об этом. Если она смотрит в окно, читает книгу, работает за компьютером, скрестила руки на груди, если ее тело повернуто в другую сторону от вас – не беспокойте ее. Да, в смысле не беспокойте ее. Правда. Даже чтобы сказать, что вам нравятся ее прическа, туфли или книга. Комплимент – это не единственная причина, по которой женщины могут улыбаться и говорить спасибо. Вы являетесь угрозой, помните? Вы насильник Шредингера. Не думайте, что можете завоевать ее шармом и лестью. Верьте тому, о чем она уже говорит, и не приставайте.
Если вы говорите, и она отвечает односложными словами и не смотрит на вас, то она говорит: «Не хочу показаться грубой, но оставьте меня в покое». Вы не знаете почему. Это может быть: «Пожалуйста, оставьте меня в покое, потому что я пытаюсь выучить поэму «Беовульф» наизусть». А может быть: «Пожалуйста, оставьте меня в покое, потому что вы страшный мужчина с дыханием как у бегемота». А может быть: «Пожалуйста, оставьте меня в покое, пока я планирую убийство крупной геополитической фигуры, а то мне придется убить вас, если вы сможете меня опознать».
С другой стороны, если она повернулась к вам, поддерживает контакт глазами и отвечает дружелюбно и развернуто, то вам дали зеленый свет. Вы можете продолжать разговор, пока вы не получите сигнал отвалить.
Четвертое правило: Если вы не уважаете то, что говорят женщины, то вы обозначаете себя как проблему.
Был один мужчина, с которым я сходила на одно свидание – кофе в полдень, в течение одного часа – 25 июля. В течение двух дней после свидания он прислал мне где-то пятнадцать писем по электронной почте, где журил меня за отсутствие ответов. Я написала ему электронное письмо, сказав: «Послушай, это неадекватная реакция на одно-единственное свидание. Ты причиняешь мне дискомфорт. Больше не пиши мне». Сейчас 7 октября. Продолжает ли он писать письма?
О, да. Он продолжает. Почти каждые две недели.
Такой мужчина получает больше баллов по шкале угрозы, чем Мужчина с татуировками тараканов. (В конце концов, единственная вина последнего – угрожающе плохой вкус). Понимаете ли, Мистер E-mail ясно дал понять, что он готов игнорировать то, что я говорю, если он что-то от меня хочет. Я не знаю, является ли он настоящим насильником, искренне надеюсь, что нет. Но он однозначно насильник Шредингера, и для данного насильника Шредингера вероятность гораздо выше, чем один к шестидесяти. Потому что мужчина, который игнорирует то, что женщина сказала НЕТ в не сексуальных условиях, с большой вероятностью будет игнорировать НЕТ и в сексуальной ситуации.
Так что если вы говорите с женщиной, которая занята, вы посылаете ей скрытое послание. Вы говорите, что вы готовы нарушить ее право остаться одной. Если вы продолжите разговор, когда она попыталась прервать беседу, то вы посылаете ей послание. Вы говорите, что вы готовы нарушить ее право остаться одной. И каждое это послание указывает на то, что вы считаете свои собственные желания достаточным основанием, чтобы нарушить ее права.
Для женщин, которые очень внимательно наблюдают за вами, чтобы определить, представляете ли вы собой угрозу, это очень важная информация.
И пятое и главное правило: Не насилуйте. И не совершайте менее тяжких, но по сути аналогичных деяний: не нападайте. Не лапайте. Не удерживайте. Не обнажайтесь. Не угрожайте физическим насилием. Не угрожайте сексуальным насилием.
Разве это не должно быть и так очевидным? Конечно, должно. Грустно, но мы живем не в таком мире. Возможно, вы начинаете осознавать, что и вы тоже не живете в таком мире."

http://www.dorogaksvobode.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=261:--l-r&catid=48:2009-06-11-14-43-56&Itemid=164

напомню, впрочем, что в большинстве случаев жертва изнасилования доверяла мужчине,
поэтому не надо распинаться о доверии,
надо принять во внимание вопрос чужой безопасности
думайте иногда не только о нежном себе