June 24th, 2011

лытдыбр

Ой, чобыла, чобыла!

У нас в подъезде ремонт делают. В смысле не у нас, а где я работаю.

Все мои сменщики сидят на улице, а я в консьержке, потому что у меня голова от краски, как известно, не болит.

Так вот, смотрю, маляры мои, молдованки и азиаты, бегают взволнованные. И что-то на бумажках выписывают.

Потом подходят ко мне и говорят:

- Девушка, ты красиво рисуешь?
- Ну, нормально.

Дают маркер:

- Нарисуй номера на почтовых ящиках.

А то они, оказывается, трафаретки как-то потеряли, и пытались посмотреть, у кого почерк красивей. Почерк оказался красивей ни у кого, и тогда они почему-то решили, что, наверное, красивый у меня.

Вопщем, вчера я часа два рисовала, высунув язык, на ящиках номера.

Жильцы глядели с некоторым изумлением, но в общем и целом остались довольны.

А сегодня мои маляры принесли мне ведёрко с краской и сказали:

- Трафареток номеров этажей тоже нету вообще.

Пришлось мне покупать кисточку для клея за 14 рублей, обстригать её до нужной мне формы и рисовать номера этажей.

Тут ведь ещё какая хитрость: надолго с поста отлучаться нельзя, к тому же все несут именно сегодня показания счётчика и деньги. Поэтому ведро в зубы, на нужный этаж, 10 секунд - прорисовка контура, 10 секунд - закраска. Иногда сразу, без контура. Потом ещё цифру на лестнице. И назад.

А потом лифты стали глючить, я вызвала лифтёра. Пришёл очень душевный пожилой дядька, поковырял чем-то вроде проволочной вешалки двери наших лифтов, отчего они заработали, и велел пройтись по этажам и везде прочистить щели лифтовых порожков, потому что там мусор и двери застревают, а от этого и лифт не едет.

Так что я одной стороной кисточки рисовала, а другой тут же чистила порожек.

Где-то на семнадцатом, самом свежепокрашенном, этаже я ощутила выпадение в Нирвану. Голова стала лёгкая и несуществующая, как внутренности воздушного шарика примерно. Ног не было вообще. Рук тоже, хотя одна из них рисовала цифру семь. Выпадение длилось несколько секунд, потом я закруглилась и поехала вниз.

Потом ко мне подошёл жилец с девятого с ребёнком, женой и коляской и спросил, что это я так интересно танцую. Я хотела что-то сказать, но почему-то захихикала. Причём у меня всё танцевало дальше.

- Так, дитя подземелья, - сказал жилец и выволок меня на улицу. Удерживая при этом ребёнка, жену и коляску.

На улице у меня стало меньше счастья, но зато жилец похвалил мою цифру девять и обещал купить незелёную краску, шоб я нарисовала ромашки на его этаже.

Маляры мне вечером купили шоколадку, сказали, что у нас теперь самый красивый подъезд будет и пожелали, шоб мои ручки никогда не болели.

А голова, кстати, не болит от краски у меня. Совсем.

Collapse )
лытдыбр

Посмотрела на работе

обе экранизации «Впусти меня», книшки о вампирах. Американская — сраное говно, в которой все идеи сведены к комплексам родом из детства и духа книшки нет и в помине. В шведской сильно упрощён сюжет, зато сохранены дух и основные идеи.

Что хочу сказать. Collapse )