May 24th, 2011

doux

«Нет ничего более естественного, чем естественный отбор» (ц)

Это маленький ликбеза пост.
Многие «естественные» родители умиляются по Народам, Близким к Природе, и стараются на них походить.
Вот что я скажу — и любой, кто сечёт в антропологии и истории педагогики, подтвердит.
Многие «естественные» родители (в отличие от «противоестественных»), действительно походят. Походят кое в чём более глубинном, чем слинги и сися (которые сами по себе плохи только в представлениях неовикторианцев, почитающих любое проявление природного — возвращением к животности). Е-родители в большинстве своём не воспринимают ребёнка как отдельного от себя человека. Кстати же, точь в точь, как те самые Народы, Близкие к Природе.
Не могу не отметить, что такое восприятие детей у Народов, Близких к Природе, а также в европейской (и не только) истории было одной из причин активного планирования семьи путём инфантицида.
Инфантицид — это убийство младенцев, которых родители по каким-то причинам решили не выращивать.
Убийство в смысле убийство. Как самое прямое, иногда даже с поеданием, так и косвенное. Нет, я не про лишение младенца пищи, как раз медленное убийство ребёнка голодом, распространённое в обществах, познавших заповедь «Не убий», в антропологии идёт как прямое. В качестве косвенных идут в основном имитации естественного отбора своими руками. Так, например, окунание под различными предлогами новорожденных в ледяную воду и растирание их снегом сразу после рождения традиционно использовалось вовсе не для закалки или реанимации — так отбраковывались слабые, в которых заведомо убыточно было вкладывать силы, время и пищу. Как социально одобренная форма инфантицида косвенный инфантицид — всякие странные ритуалы над новорожденным — сохранилась дольше всех, но, по счастью, отмерла вместе с уменьшением так называемого «магического мышления» и гуманизацией общества. Под конец этим ритуалам, за исчезновением и забытьём истинных причин, придумывали разные «логические» объяснения. Например: зачем крестить ребёнка именно в ледяной, никак не подогретой воде? - от испуга из него бес выскочит. Позже, с уходом обычаев косвенного инфантицида из нашей жизни, любители поумиляться на старину и всему в ней искать объяснение с позиций современных, т. е. рациональных и гуманных, стали додумывать какую-то активацию иммунитета и проч. Даже если активация иммунитета и происходила, вынуждена огорчить, целью катания младенцев по двору по снегу был всё же именно отсев слабых. Можно, конечно, и это считать высокой народной мудростью, но мне вот не хочется.

NB: если я знаю, что не каждый пук у моих предков, русских ли, цыганских ли, эстонских и прочих, являлся выхлопом мудрости, это ещё не значит, что я отрицаю наличие всякой мудрости в их приёмах уходов за детьми.

Далее. Отход от максимально естественных отношений обезьянки-мамы и обезьянки-детки произошёл вовсе не с промышленной революцией и вовсе не в городах. Отмежевание от животного мира характерно для человека разумного вообще, даже в самых архаических обществах, где считают своими дедушками бизонов, лемуров и медведей. Сама деформация тела вроде татуировок, пирсинга и т. п., была придумана именно для модификации животной природы, превращения в точно-не-животное. Таким образом, народы, на чью близость к природе умиляются иные Е-родители, на деле полагали (и полагают) себя по ту сторону межи, существами, противостоящими природе. Как раз никогда общество не стремилось так вернуть себе то природное, что необходимо для сохранения в себе здоровья телесного и душевного, как в конце XX — начале XXI века, когда люди настолько отделились от животного мира, что перестали бояться ненароком с ним слиться.

NB: я именно о возвращении к слингам, сисе и немумифицированию бинтами.

Кстати же (или не очень кстати), психоисторик Демоз имел бы многое сказать про женщину, которая решилась рожать одна именно после того, как прочитала историю о смерти ребёнка в подобных родах. Ибо это случай, отлично иллюстрирующий его тексты о поведении матерей, боящихся своей матери и имеющих неизжитую фетальную травму, т. е. матерей из общества, стоящих по развитию гуманности ниже нашего (и к уровню развития каковых, увы, снова стремительно скатывается мир). Если кто читал и помнит, такие женщины подсознательно желают убить своих детей, дабы принести их в жертву «разъярённой матери», матери, которая убивает своих детей — твоих братьев и сестёр — и так же легко, как их, может убить и тебя. Современным психологам и педиатрам хорошо известны эти импульсы, до сих пор возникающие у многих матерей. Только в части случаев их можно объяснить инстинктом, заставляющим провести естественный отбор своими руками и убить слабого детёныша. Чаще же этим импульсам подвержены дочери строгих, даже жестоких матерей, а также знающие или подозревающие в детстве, что их мать делает аборты.

Впрочем, это всё дебри тёмные, в которые нам, широкой публике, можно только осторожно заглядывать, но не заходить далеко.

В любом случае, подспудное желание убить ребёнка вовсе необязательно — в наше время почти никогда — становится причиной доведения ребёнка до смерти, поэтому актуальной предлагаю считать только первую часть поста.