March 5th, 2011

лытдыбр

Фото гематом: 7 сотрудников полиции избили двухлетнего ребенка и его мать.

Originally posted by plucer at Фото гематом: 7 сотрудников полиции избили двухлетнего ребенка и его мать.
Сегодня, 4 марта избитые накануне семью сотрудниками органов в Санкт-Петербурге Олег Воротников, Леонид Николаев и Наталья Сокол с Каспером сделали фотографии побоев. Рассказ Олега о побоях – во вчерашнем посту - http://plucer.livejournal.com/382149.html. Адвокат группы Война Дмитрий Динзе подтвердил факт побоев:

«Семь человек в штатском шли за ними. Кто-то из ребят захотел их сфотографировать, а эти люди с криками «Мы из угрозыска» набросились на Войну с кулаками. Махали ксивами, били ребят ногами», – сообщил адвокат Дмитрий Динзе.

Сотрудники органов не только жестоко и без всякой причины избили ногами Олега Воротникова и Леонида Николаева, но также избили маленькую и хрупкую Наталью Сокол, а один из сотрудников ударил по лицу двухлетнего ребенка – Каспера Ненаглядного Сокола. Ударив ребенка, он отшвырнул его коляску, после чего она опрокинулась. Журналистку Л., друга группы Война, сотрудник полиции несколько раз укусил. Л. написала нам еще вчера:

"Это пиздец! Меня покусал мент! Меня покусали! Это жесть!"

Жестокое это избиение произошло на улице Восстания. Нападавшие открыто представились сотрудниками органов и помахали в воздухе удостоверениями. По свидетельству очевидцев «двое из нападавших оттолкнули коляску с Капером, а один из них них ударил Каспера по лицу - и оставил кровоточащую ссадину на левой щеке. Коляска отлетела в сторону. Тут же двое эшников повалили Козу на тротуар в лужу и начали избивать ее ногами».

Итак, начался новый этап взаимоотношений сотрудников российской полиции с группой Война. Они избили 2-летнего Каспера:


Они избили Наталью Сокол, маленькую хрупкую девушку, серьезно повредили ей руку, все тело у нее в гематомах, травмы серьезные:


И еще специально, рывком, намотав на руку сотрудник органов вырвал ей с корнем косу:



лытдыбр

Ллойд де Моз, фетальная травма и проч.

Мужчины-гинекологи, по видимости, имели счастливое детство, ибо не боятся ЯП.

А у цыган подозрительно мало обрядов, связанных с фетальной травмой, для Народа, Близкого к Природе aka Благородных Дикарей.
лытдыбр

Касательно реформы образования - у меня есть старая уже сказка

Спи-поспи, баю-бай, поскорей засыпай... Сказку... Эх, сказку. Память-то у бабушки слабенькая, старенькая... Вот если бы книжку, я бы прочитала, как по ровному... Да-да, было такое, что целую сказку буквами писали. На бумаге. Много-много таких... да, как инструкция, только букв больше, чем картинок, а не наоборот. Нет, почему, не уставал никто. Тогда ещё не считалось, что читать-то трудно... Тогда ведь все читать умели. Едешь, бывало, в метро, а все... Нет, не пьески слушают, а книги читают.
Очень, очень интересные были книги... я вот когда девочкой была... нет, не такой, как ты, я была постарше, пятнадцать мне, что ли, было... нет, у меня не было детей, тогда это считалось рано... как чем занимались - книжки читали, играли... в школу ходили... да, в пятнадцать лет в школу, да... это было нормально. Все ходили. А кто не ходил, над теми смеялись.
И прочитала я тогда одну книжку... сказку... большая была книжка, в трёх книжках... что ты смеёшься, тогда, бывало, для одной истории одной книги не хватало! Писали несколько книг... да-да, как сериал...
Это была книга о... о чём же была-то... помню, что-то такое... украшение... о серьгах, что ли...
Вот жили-были на свете хиппиты. Collapse )
улыбочка

Юбка красная

На соседней улице у нас живут цыгане-мусульмане (то ли крымские рома, то ли гарачи) - я публиковала фото их пристройки и их бельевой верёвки.
И есть у них в семье мальчик, славный такой симпатичный мальчуган лет тринадцати-четырнадцати, вьюнош с нежным цветом лица и ресницами нет длинней - короче, нормальный цыганский мальчик.
Каждый раз, как мы сталкиваемся перед его домом (обычно я иду на работу или в магазин, а он просто гуляет), он пытается со мной познакомиться. Вот и в этот раз, обрывая игру в снежки с мальчиками помладше, ко мне наперерез со снежком этим в мокрой красной руке:

- Девочка! Девочка!

Всё, думаю, щас влепит.

- Девочка, ну, можно с тобой познакомиться?
- Я не девочка, я тётенька, - привычно отвечаю я, пробираясь - нет, не столько сквозь мальчишек, сколько сквозь нерасчищенную снежную кашу на дороге.
- Ну, девочка! Ну, как тебя зовут?

Это две стандартные фразы, которые я от него слышу. Он от меня слышит в основном "я тётенька" и "отъячь, дылно" - к сожалению, играющая на моих губах улыбка (очень уж ржачно это всё) сильно смазывает мою суровость.

- Девочка! - говорит он в спину, но я уже выхожу на более ровную трассу и набираю скорость.

Что я тётенька, он слышал не раз. Не верит. Что девочки, которых он иногда видит со мной, дочки - тоже. "Обманываешь, сестрёнки!". При детях, кстати, не подходит - "а чего вчера не спрашивал? - ты с сёстрами шла, они бы отцу сказали". Отец - это, вестимо, суровый наш Вук. "Красивая, как небо! Ну, как тебя зовут?" - слышу я от него уже почти год. Цыганскому языку от меня он не удивляется. За руку не хватает. Только пытается познакомиться.

При чём тут, спрашивается, юбка красная?

А то, что заметил он меня прошлой осенью. Он стоял с каким-то русским на вид приятелем, весь такой важный - в кожаной курточке, чёрных джинсиках и тщательно причёсанными чёрными локонами - и тут Я.

В огромной Красной Юбке. С выступления возвращаюсь.

Такого, конечно, сердце цыганского мальчика не могло перенести.

Так что теперь, уже даже не в красной юбке, а то и не в юбке, а в джинсах, проходя мимо дома с самодельной лоджией, я постоянно слышу:

- Девочка! Ну как, как тебя зовут?!