January 10th, 2010

doux

Сличенко о Кали Траш

Я ведь ребенок войны. Мы жили в Харькове. У папы моего был друг - дядя Саша, по национальности еврей. Когда пришли фашисты в Харьков, начали в первую очередь расстреливать евреев. Папа отдал дяде Саше свой паспорт, и тому удалось уйти. У папы в паспорте было написано "украинец". А через две недели, под Крещение, папу арестовали и расстреляли. Тут уж никаких документов не спрашивали - цыган, и всё.

Немцы брали Харьков дважды, как вам известно. Когда они отступили в первый раз, мы видим: едет по дороге машина, полуторка, - и прямо к нашим воротам. Выходит из кабины дядя Саша - в военной форме. Привез нам четверть кузова картошки. Представляете, что это значило тогда? У меня бабушка умерла от голода... Мы, пацанье, бегаем вокруг этой машины, радуемся, и вдруг я обращаю внимание: поодаль стоят дядя Саша и мама и навзрыд плачут. Это мама ему рассказала, что папы больше нет...

...

Была повозка, была лошадка, мы сели все: ребятишки, нас было четверо, я старший, дедушка и мама с этой иконой в руках. Уезжали многие цыгане - подвод пятнадцать было. По ночам фашистские самолеты освещали наш обоз и бомбили. Все разбегались - по грудь в сугробах, а мама никого не отпускала, мы сидели в своей повозке, и икона с нами. Дорога тяжелая, невыносимая. Только остановишься в какой-нибудь деревне отдохнуть - бегут, стучат в окно: "Цыгане, уходите! Немцы близко!"... Этого словами не расскажешь. Ни в кино показать, ни в театре - что тогда творилось. Не дай Бог никому.

http://www.liveinternet.ru/users/2161025/post118115347/
лытдыбр

***

На дворе всё ещё зима. Симба негодуэ.

***

Ни в одном другом фильме не видна так юность, проведённая Гатлифом во Франции 60-ых, как в "Изгнанниках".