Лилит Мазикина (gipsylilya) wrote,
Лилит Мазикина
gipsylilya

Category:

Арбат, ч.3

Выкатились мы, значит, пёстрой компанией на улицу.
Смотрю я - мама дорогая, да мы же табором идём!

rei_majere, конечно, вся элегантная в алой курточке (она и не в ней элегантная, есличё), nikab навевает мысли о Дне Святого Патрика, зато девчонки её - Саня и Вита - ну чисто с нами с Эленой пришли: куртки и длинные пёстрые юбки. Кто видел цыганок попроще, тот поймёт. И глаза зелёные русалочьи из-под капюшонов светятся. (Ника, непременно их сфоткай на улице именно в таком виде! Ух!)

Встали у какой-то стеночки, стали танцевать и фотографироваться. Элена бубен взяла, я выкаблучиваюсь, девочки просто на нас таращатся и антураж создают, Ника и Рэй бегают кругом и щёлкают нас, таких красивых.

Рядом флешмоб какой-то проходит, люди в ручеёк играют.

А мы скачем.

И вдруг! К нам подходит нетрезвый (но опрятный) мужик в кепочке и начинает втирать: мы тут, мол, пятнадцать лет играем, а вы нам бубном мешаете, идите, пожалуйста, куда подальше отсюда.
Мужик говорю я, а давай мы просто не будем бубном звенеть?
Он так сквозь меня смотрит и говорит: мы тут пятнадцать лет играем, а вы бубном звените, иди в другое место, пожалуйста, нехорошо.
Мужик, говорю, а вы цыганские песни знаете?
Немного, говорит.
Так давай, говорю, посейшеним, вы сыграете, мы станцуем.
А он мне говорит человеческим голосом: мы тут, мол, пятнадцать лет работаем, а вы тут бубном звените, идите, пожалуйста, в другую часть Арбата.
Пипец, мужик, пить надо меньше Ладно, мужик, говорим, щас мы дальше пойдём, а ты играй себе ещё пятнадцать лет.
Удачи, внезапно говорит мужик, и исчезает.

Мы двигаемся по Арбату. Чтобы дети не огорчались, что они в прозаических куртках, я их закутываю в шаль и палантин. Вид у них становится на самом деле чуть менее цыганским, но зато крайне колоритным.

Идём, короче. Голосим "Лоли пхабай" на троих - я, Элена и Вита:

Най, нанана най, нанана
Хоп хоп хоп!
Най, нанана най, нанана
Хоп хоп хоп!

Люди радуются, радуются.

Время от времени мы останавливаемся потанцевать.

На одной остановке находится идиот, не отличающий уличные танцы от проституции. Я ему обещаю, что муж зарежет, и он некоторое время просто ходит за нами и смотрит.

Вот он:



Мы останавливаемся подольше возле одного стенда с картинами. Бойкая Вита просит показать ей пару цыганских движений - показываю прыжок с хлопком, объясняю тонкости. Девчонки тут же принимаются отрабатывать движения. Эх, думаю, только б милицию на нас не принесло. Обяъсняй потом, что ты несовершеннолетних не эксплуатируешь. Но не обламывать же девочкам кайф? Прыгаю рядом.

Мужчина, который картины продаёт, мне вдруг машет: подойди, мол.
Подхожу. Он раскладывает четыре картины книжного размера и спрашивает: тебе какая нравится?
Я в одну тыкаю пальцем и говорю: это принцесса немецкая, то есть австрийская.
Да не, говорит мужчина, она испанская.
Анна Австрийская? - с надеждой спрашиваю я.
Нет, ну просто инфанта какая-то испанская.
Но с австрийской кровью! - настаиваю я. - Потомство Габсбургов можно было отличить по светлым волосам и характерной нижней губе.
Мужчина уже смеётся - ладно, говорит, пусть будет с австрийской кровью. Нравится?
Не, говорю, мне эта нравится, с двумя девочками. Особенно брюнетка с красным бантом. Это кто?
Не знаю, говорит, это с французской картины XIX века копия. Дарю.
Ух!!!! - говорю, конечно, я, - а подпишите, пожалуйста!
"Лучшей барышне на Арбате", торжественно пишет мужчина. (Если Ника поделится, покажу его фотку).

В какой-то момент танцев подходит ко мне высоченный старикан и говорит: кого я ви-и-и-ижу!
Кто это ваще? - думаю я, а сама так вежливо - ну привет.
А мы на днях только попрощались, говорит Дядя Стёпа.
С кем я, блин, прощалась на днях?! - соображаю я и вдруг вспоминаю, что крупно поср@лась на сайте футфетишистов футфетишистов футфетишистов барефутеров.
Да, - говорит Генби, - це муа, приятно познакомиться. Это твоя? Даже не верится.
И на Виту показывает.
- Не, - говорю, - моя года на два старше.
- Во блин, - изумляется Генби и щёлкает нас вместе. - Можно тебя об одной вещи попросить? Разуйся, пожалуйста, на пару кадров.
Ну, если на пару, говорю я, и разуваюсь, морально готовясь к ощущению льда под пятками.
(Ника с Эленой хватаются за сердце и голову)
Ан нет! То ли меня так раздухарило, то ли кладка потеплела, но, к моему удивлению, под пятками просто прохладно.
Генби с Никой бросаются фоткать, а я танцую.
- А денег-то дашь?
- Не дам!
- Чё, жалко? Или танцую плохо!
- А сколько тебе надо, тыщу, две?
- Ну, давай две, если хочешь!
- Не дам я тебе денег, - отрезает Генби. - Всё, обувайся.
- Жопа ты Неа! - говорю я.
- Да обуйся же, сумасшедшая!
- Ну минут через пять!
- Обуйся! - орут хором Генби, Ника, Элена и дядя с картинами.
- НЕТ! - отвечаю я и прыгаю себе дальше.
- Да ну и хрен с тобой, золотая рыбка, - говорит мне общественность, и я ещё минут двадцать прыгаю босая.
Что интересно, внимание зрителей стало привлекаться сразу как-то больше. Они останавливаются и говорят:
- Девушка, вы б обулись!!!
- А подайте мне на туфли новые, модные, шелковые, с каблучком со звоном! - кричу в ответ я и чуть ли не под нос сую босые ноги.
- Ох ты, Господи, - хватаются за сердце люди и делятся копеечками.
Дядя с картинами не выдерживает и покупает девчонкам шоколадку.
- Спасибо! - говорим мы, и я уже танцую до Элены, чтобы дать знак собираться, как вдруг...
мне
сводит
левую ступню.
- Ыыыыыыть! - восклицаю я и шлёпаюсь на землю.
- Что там?! - вопршают Ника с Эленой.
- Не-не, я щас!
Я некоторое время сижу, давая ноге отдых.


(Не повторяйте, если у вас нет двух пышных нижних юбок, которые так клёво комкать себе под седалище)

Вскакиваю и снова падаю.
- Да что ж такое? - уже в три голоса вопрошают Ника, Элена и дядя с картинами.
- Ногу свело, - ржу я в ответ.
- Это от холода! Дай разотру и согрею! - восклицает Ника и хватает меня за ногу.
- Ыть!
Руки у Ники ле-дя-ные. То есть, гораздо холоднее моих ступней.
Массаж не очень помогает.
- Дайте я! - вызывается дядя, хватает меня за ступню и выкручивает мне её.
- Ибатьколотить!!! Вы чего делаете-то?! - воплю я, и тут понимаю, что могу встать.

В общем, встали мы, вытряхнули из Никиной красивой шляпы выручку и пошли дальше.

По пути у меня свело обе ноги, я тыкала себя в ногу булавкой, мы дошли до МакД. и объели там Нику, и там же у меня свело бедро.

На этой оптимистической ноте и закончился день.

Впрочем, вру.

Ещё вечером я бегала на платформу встречать Злату, и сдуру надела свитер с открытым горлом. Пока я ждала, надо мной нехило поработал ветер, и теперь у меня горло болит и шея сзади (это я от ветра пыталась отвернуться). Видно, два экстрима за день - это слишком.

Фотографии следуют!
Tags: арбат, лилечко, ратунэ, фотографии
Subscribe

  • Спасибо

    Такая была суббота. Люди пошли по лёду. Пошли по реке пешком. К школам и прочь из школ. Самую каплю сутулясь. Лёд безопасней улиц. У нас нет войны,…

  • ***

    В моём доме нынче протекает крыша: Льются струи ливня прямо по стене. Я ничего не вижу, не говорю, не слышу. Я сижу под ливнем, пока мой дом в огне.…

  • Чума

    Голод с войной заждались, отправляя Полынь за Полынью сигналом. Как я устала, писала чума им, от мёртвых детей – как я устала. Что вам их, мало…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

  • Спасибо

    Такая была суббота. Люди пошли по лёду. Пошли по реке пешком. К школам и прочь из школ. Самую каплю сутулясь. Лёд безопасней улиц. У нас нет войны,…

  • ***

    В моём доме нынче протекает крыша: Льются струи ливня прямо по стене. Я ничего не вижу, не говорю, не слышу. Я сижу под ливнем, пока мой дом в огне.…

  • Чума

    Голод с войной заждались, отправляя Полынь за Полынью сигналом. Как я устала, писала чума им, от мёртвых детей – как я устала. Что вам их, мало…