Под волчьим солнышком

Цыгане! Магия! Мировое господство!

Previous Entry Share Next Entry
Дайджест працыган
quiet
gipsylilya
"Исключение составляют цыгане (жители Бухары называют их джуги или джугиши). Они живут на окраине городов и поселков. У них есть свои дома, скот. Попрошайничают, как считают местные жители, по привычке, по обычаю. Основной заработок джугишей: ездят в Россию, там покупают всякую ерунду, секонд-хенд, в Бухаре продают. Обычным делом у бухарских цыган считается 12-летняя невеста. Мужу при этом – 14. Сразу начинают рожать и рожают каждый год. Информантка рожала в роддоме с джугишкой: в 27 лет у той – тринадцатый ребенок, все мальчики. Муж сказал: будешь рожать, пока девочку не родишь!"

http://community.livejournal.com/anthropology_ru/313778.html

"Джуги" буквально переводится как "йог", т.е. индус, если я правильно помню Габбасова.

***

"В начале 20 века обычно кочующие цыгане играли в крымско-татарских ансамблях; скрипач был всегда непременно цыган. Полный оркестр состоял минимум из четырех человек: один или двое играли на скрипке, другой на дудке или кларнете, третий бил в бубен, а четвертый - в большой барабан.
И сейчас крымско-татарские группы с удовольствием играют болгарские хоро, молдавскую, караимскую и кавказскую музыку, выдавая за свою (а может это и их на самом деле?)...."

http://community.livejournal.com/ru_bregovic/3931.html?thread=103003

***

"Наверное трудно найти человека, который бы никогда в жизни не слышал об этом народе. Не одну сотню лет цыгане живут рассеянным по всему миру, приспосабливаясь к окружающей их культурной среде, поэтому существует множество субэтнических и территориальных групп этого этноса. Одна из таких групп сложилась на полуострове в период Крымского ханства: 220 лет назад насчитывалось 723 семьи крымских цыган. В 1944 г. они подверглись депортации, и сегодня старожильческое цыганское население почти невозможно встретить на полуострове: часть их ассимилировалась в среде крымских татар, часть расселилась на просторах бывшего СССР.

...

В Российской империи прижилось название «цыгане», а в Крымском ханстве их знали как «чингине».

Не одно столетие ученые пытаются выяснить, когда цыгане переселились в Крым. Однозначного ответа на этот вопрос не дал никто. Вероятнее всего цыгане прибыли на полуостров из разных мест, в разное время, несколькими миграционными потоками. Об этом свидетельствует и разница во внешнем облике крымских цыган, их деление на особые профессиональные группы и наличие локальных самоназваний. Считается, что наиболее ранняя волна переселенцев прибыла на полуостров из Средней Азии вместе с монголо-татарами. В.Кондараки записал у крымских цыган предание, что раньше они жили в Закавказье и пришли в Крым через Тамань на огромных мажарах, запряженных верблюдами, под начальством особых предводителей «деведжилеров». Поскольку в среде крымских цыган одна из групп называла себя «гурбетами», «курбетами» или «туркменами» - высказывалось предположение, что возможно они переселились из южной Сирии, где существовала группа, также называющая себя «курбатами», или из Малой Азии. Большая часть мигрантов-«рома» прибыли на полуостров не ранее XV в. из Юго-Восточной Европы, в частности с территории современных Румынии и Молдавии.

Современники отмечали, что крымские цыгане по внешнему облику, языку и образу жизни довольно резко отличались друг от друга и подразделялись на две большие группы: «гурбетов», или, как они сами себя называли, «туркмен», и собственно цыган, самоназвание которых было «рома». В свою очередь, «рома», исходя из профессиональной специализации, подразделялись на более мелкие группы: а) «аюджи» («медвежатники» - вожаки медведей); б) «элекчи» (ситочники), в) «демерджи» (кузнецы), г) «халайджи» (лудильщики), д) «кумышчи» (золотых и серебряных дед мастера), е) «даулджи» (музыканты). Иногда ремесленников – элекчи, демерджи, халайджи и кумышчи - татары называли «усталар» - «мастера» и особо выделяли среди других цыган. Показательно, что занятия крымских «рома», совпадали с основными занятиями цыган, живущих в Бессарабии и Молдавии: аюджи, демерджи, халайджи соответствовали «урсалам», а элекчи, даулджи — «лингурам» и «ватрасам».

Внешний облик «аюджи» исследователи описывали как довольно непривлекательный, с грубыми чертами лица, с сильно развитым третичным волосяным покровом тела; «элекчи» на взгляд европейца выглядели более благообразно; «гурбеты» были «длиннолицы, коротколобы, с продолговатым черепом, очень крикливы». Нетерпимость этих групп цыган друг к другу выражалась в том, что они не вступали в брачные союзы с членами другой профессиональной группы. Особенно сторонились друг друга элекчи и аюджи, демерджи и гурбеты.

«Гурбеты». Происхождение этой группы и самоназвания довольно туманны. В.Филоненко отмечал, что называя себя «туркменами» (как объясняли сами гурбеты, «турк мен» — «турок я»), они хотели подчеркнуть свое турецкое происхождение, связь с какими-то турецкими племенами. Отсюда – их стремление слиться с татарами. Хотя, сами татары довольно пренебрежительно относились к гурбетам, и к цыганам вообще, Они называли их «чингене», а при брани «фрауни», и, несмотря на общую религию – ислам, не позволяли цыганам хоронить своих покойников на общих мусульманских кладбищах.

Гурбеты в основном были или извозчиками или торговцами лошадьми. Некоторые называли себя также «караманами» т.е. наездниками-богатырями. До присоединения Крыма к России они в основном проживали в районе Карасубазара и Перекопа. Позже часть поселилась в Симферополе и Армянском базаре. Считалось что перекопские гурбеты одни из самых известных и богатых торговцев лошадьми в Крыму. Состояние некоторых из них в XIX в. оценивалось в 20000 рублей серебром. Они закупали значительные партии лошадей на Дону и на ярмарках в Днепровском, Бердянском и Мелитопольском уездах, сбывая потом этот товар в Балте и Бердичеве. Симферопольские гурбеты также торговали лошадьми, но с меньшим размахом, работали менялами. С течением времени, специализация гурбетов несколько претерпела изменения. В начале ХХ в. они, по преимуществу, были ломовыми извозчиками, носильщиками, старьевщиками. Проживали они в Симферополе, на так называемой цыганской слободке, но главным образом в Карасубазаре, Перекопе, Армянске, отчасти в Севастополе и Евпатории.

Современник так описывал жилища гурбетов: «Кварталы эти (в цыганской слободке – М.А.) не похожи на наши улицы. Примитивностью и беспорядочностью своих построек они скорее напоминают цыганские таборы. И действительно, маленькие, беленькие домики цыган раскинуты как попало. Иногда несколько домиков выстроены в одну сплошную линию, а пространство между ними и другими домами служит открытым двором, где и проходит жизнь шумной, беспечной и экспансивной цыганской семьи. Домики цыганские небольшие, всего в одну комнату, размером 3 х 3 м, без кухни, сеней и каких-либо других пристроек. Внутри пусто, нет никакой обстановки. Часто нет даже очага. Очаг выносится наружу и устраивается перед дверью дома на особой площадке, называемой «топчан». Для защиты от ветра с одной стороны площадки устраивается небольшая глиняная стена. Одно окно освещает комнату. Ниша в стене — шкаф для постелей и вещей. Потолок не всегда бывает. Чаще двускатная крыша лежит прямо на стропилах, которые упираются своими концами в поперечные брусья, положенные на переднюю и заднюю стены дома. На этих брусьях иногда стоит кухонная посуда. Пол земляной, устлан он циновками».

По свидетельству очевидцев одевались гурбеты почти так же, как и «рома». В период Крымского ханства в моде был восточный костюм. После присоединения Крыма к Российской империи и экспансии массовой культуры мужчины стали носить европейского кроя пиджак и брюки, обязательно навыпуск, или куртку, или рубашку, но на голову непременно одевали татарскую баранью шапку. Женский костюм даже в XIX в. выглядел более консервативным; он сохранил гораздо больше черт старинной женской одежды: кафтан из розоватой материи с цветами, розовые широкие длинные штаны, завязывающиеся у щиколотки, туфли без задника, серьги с длинными подвесками. Замужние женщины, как правило, курили трубки с длинным чубуком. Волосы они заплетали в мелкие, выкрашенные хной косички.

Говорили гурбеты по-татарски. Однако, возможно, что они использовали и еще какой-то язык или особое арго. Наиболее употребительными именами этой группы цыган являлись: Шаббан-ай, Дербиш, Фетта, Мемет, Аджимет, Кучамет, Бурамет, Джелял, Ариф, Барий, Самедин, Селим (у мужчин) и Катидже, Софие, Ваде, Асене, Тотай, Хахай, Чамлы, Кокче, Амакай, Ахбике, Борзаде, Куньзаде, Шамакай, Найме (у женщин).

Некоторые исследователи считали, что ислам, который исповедовали гурбеты не чисто суннитского толка, а с примесью некоторой доли шиизма. По свидетельству исследователей, гурбеты говорили: «Ля илаха илля ллах ве Али вели уллах», т. е. нет бога, кроме бога и Али приближенный божий. Наблюдались и некоторые другие иранские традиции. Так, в течение 12 дней месяца Мохаррема они ходили с особым знаменем, и медной чашей по деревням и читали «мерсийе» — стихи о страданиях Хусейна и Хасана.

«Рома» - «элекчи». Об истории появления этой группы цыган в Крыму рассказывает одно из их преданий: «...Первые прибыли в Крым ситочники - элекчи. Они разместились на Салачике в Бахчисарае. В то время там никого не было. Жили они очень бедно, сначала в шалашах, а затем в скалах и пещерах, выделывая сита, посуду. Каждую весну с заготовленной посудой отправлялись они в сторону ногайских степей и там работали, меняя посуду на продукты. Осенью же с собранными припасами возвращались в Салачик и готовились к зиме. Так жили они. Однажды к ним прибыл хан и сказал: я принимаю вас в мусульманскую общину, но вы должны будете ходить в мечеть. Элекчи сказали: хорошо. В конце концов забыли свой язык и совершенно отатарились...».

И в самом деле, современники отмечали, что из «рома» эта группа цыган более всего подверглась языковой и культурной ассимиляции со стороны крымских татар. К моменту присоединения Крыма в основном они проживали в Бахчисарае, Гезлеве-Евпатории и Карасубазаре. Элекчи преимущественно занимались изготовлением решет, сит из телячьей кожи, плели корзины и др. С наступлением весны они отправлялись по селам за заказами и привозили готовые изделия к моменту начала уборки урожая или во время «арманов» (молотьбы хлеба). Вознаграждением для них в основном были не деньги, а продукты – просо, пшено, мука и т.д.

Кроме своего основного занятия многие «элекчи» обладали прекрасным слухом и играли на музыкальных инструментах – в основном скрипке и бубне. Некоторые из музыкантов-самоучек создавали собственные произведения, беря за основу сюжета героические события истории крымских татар и различные стороны их культуры и быта. Поскольку у татар отсутствовали собственные музыканты – в их среде это считалось недостойным делом – все праздники, свадьбы и увеселения обслуживал цыганский оркестр. После ухода в 1778-1784 гг. большой части старожильческого земеледельческого населения Крыма, элекчи постепенно стали менять свою ремесленную специализацию. Например, заметно вырос спрос на цыганский оркестр и многие «элекчи» стали музыкантами («даулджи»), позабыв свои прежние занятия. Ситочники - жители вновь образованного Симферополя (спустя 50 лет после основания города в нем проживало 44 семьи этой профессиональной группы – 218 человек) начали заниматься более прибыльным барышничеством, а также покупкой и продажей старых вещей.

«Даулджи». Так называли в Крыму цыган-музыкантов, в основном живущих в окрестностях Бахчисарая. Этимология названия связана со словом «даул» - большой турецкий барабан. В эту профессиональную группу кроме изначально прибывших, рекрутировались также сменившие свою специализацию «элекчи» и отчасти «аюджи». Даул (барабан), зурна, скрипка и даре (бубен) являлись основными инструментами народного татарского оркестра, который сопровождал пиршества «зияфеты» и свадебные церемонии. В отличие от цыган-«усталар», у которых работа носила сезонный характер, «даулджи» были обеспечены работой круглый год, но в особенности в периоды поста и осенних свадеб. Обычно оркестр играл народную крымскотатарскую музыку, иногда цыгане-музыканты пытались синтезировать мелодии своей прежней родины и крымской земли. Даулы, даре, и отчасти и скрипки цыгане изготавливали сами; зурны привозили из Константинополя.

«Рома» – «демерджи» и «халайджи», т.е. кузнецы и лудильщики. Халайджи, как правило, кочевали из одного населенного пункта в другой, лудя и исправляя различную медную посуду, которая исстари была популярна в Крыму. Цыгане-демерджи позажиточнее имели свои кузницы в городах (Симферополе, Бахчисарае, Карасубазаре и Евпатории), а также в некоторых деревнях, другие имели походные наковальни и инструменты и, переезжая из села в село, подковывали волов, лошадей, изготавливали домашнюю и хозяйственную утварь - ножи, лопаты, лемехи, треножники, цедилки, щипцы и пр. Особой популярностью среди крымских татар пользовались ножи, изготовленные бахчисарайскими демерджи. Некоторые особо искусные кузнецы-рома становились также мастерами-ювелирами. В основном они работали с серебром. Их изделия – серебряные украшения для мужских и женских «черкесских» поясов, кольца и браслеты на взгляд европейца не отличались изяществом и тонкостью отделки, но пользовались большой популярностью среди старожилок Крыма.

После присоединения Крыма к России ремеслом халайджи и демерджи стали также заниматься вновь прибывшие «рома» - «аюджи» («урсары»), которые в цыганской слободке Симферополя составили целый «кузнечный переулок», хотя раньше специализация их была совсем иной.

«Аюджи» – «медвежатники» или «вожаки медведей», пришли в Крым в конце XVIII – начале XIX вв. вероятнее всего из Бессарабии. Они довольно быстро приспособились к крымским реалиям, чему безусловно способствовало знание ими еще на прежней родине тюркского языка, хотя при этом они не забывали свой, «цыганский» или как его записали исследователи «синьганский» язык, который в основе своей близок к диалекту бессарабских цыган. Изначально они вели кочевой образ жизни, путешествуя по селам с медведем мелкой «кавказской» породы и собирая деньги за небольшие «цирковые представления». Жены этих цыган занимались гаданием на картах, по линиям на руке и магией. С момента запрещения (1809 г.) таких кочевых цирков «аюджи» вынуждены были осесть в городах Крыма – в основном в Армянске и Джанкое, незанятых еще крымскими цыганами-старожилами, которые настороженно относились к пришлым соплеменникам. Аюджи вынуждены были сменить свою специализацию и стать кузнецами, лудильщиками, золотых и серебряных дел мастерами, музыкантами и мелкими торговцами-«коробейниками». Некоторые пытались заниматься барышничеством, беднейшие же перепродавали кур и яиц, которые закупали в деревнях или же выменивали на старую одежду. Кроме этого, чтобы прокормиться аюджи собирали по дворам золу для свечных и мыльных заводов, кости, тряпки и т.п. предметы; занимались переносом тяжестей с рынков, очисткой дворов и др.

Аюджи считали себя мусульманами, хотя многие современники отмечали весьма прохладное их отношение к религии и исполнение лишь некоторых религиозных обрядов при погребении и свадьбах. Интересно, что у них спустя несколько десятков лет после появления в Крыму сохранилась традиция давать человеку два имени. Например, в ревизской сказке г.Симферополя 1835 г. значились: Мегмет, он же Кылый; Осман, он же Арнаут; Магмут, он же Нине; Гасан, он же Муртаза; Джав Бозар, он же Пирали; Асан, он же Боран и т.д. Среди наиболее распространенных мужских имен исследователи выделяли: Монти, Салаван, Пехлеван, Курт-борю, Каплан, Базар-Бай, Алабаш, Ширин, Барий и др. Среди женских - Эрту, Мерзие, Алтынка, Дуду, Арзы, Ава, Зехат, Итегиль, Кокмен, Джумазие, Томалак, Бике, Чокай и др.

Характеризуя быт крымских «рома», которые за несколько столетий проживания на полуострове стали называть себя «кырымитика рома» или «татаритика рома», исследователи отмечали, что несмотря на явные их отличия от других, и видимую оседлость, все же у них сохранились привычки кочевого быта. Это связано в первую очередь с необходимостью расширять рынок сбыта своей продукции. Современник писал: «По истечении зимы почти все цыгане изготовляют свои двухколесные кибитки к походу. На эти экипажи складывается все домашнее имущество, состоящее из постелей, одеял, подушек и одного казана. Туда же садятся жена и дети и одна лошадка влечет их до первой деревеньки, где переночевав, они на утро или приступают к работам кузнечным, лудильным или обходят все дома в качестве нищих. Другие являются в это же селение в качестве закупщиков всякого рода домашней птицы, а третьи – лошадей. Что же касается элекчи – они обыкновенно устраивают свои летние шалаши на берегу рек, прилегающих к лесным дачам, изобилующим необходимыми для их ремесла растениями….».

Крымские цыгане ,как и их соплеменники за Перекопом были весьма невзыскательны в еде, с раннего детства были приучены переносить холод, тяготы кочевой жизни. Уровень грамотности среди них был чрезвычайно низок, кроме того мало кто заботился об образовании своих детей хотя бы в мектебе: достаточно было научить ребенка основам своего ремесла, передававшегося по наследству, и счету денег. Повсеместно цыгане проявляли очень высокую внутригрупповую сплоченность, которая во многих случаях позволяла им выжить. Вопреки негативно-настороженному отношению к цыганам в Крымском ханстве и Российской империи, современники отмечали, что «все они, за исключением аюджи, пользуются репутацией людей, неспособных к серьезным преступлениям и вообще к раздорам даже между собой. Жена и дети для цыган составляют самое лучшее общество, с которыми он никогда не желает расставаться, даже и в те минуты, когда занят своим ремеслом в шалаше или на базарной площади».

Касательно религиозности крымских цыган также существует много противоречивых сведений: от неофитской предданности и строгому следованию религиозным догматам, до «тайного фетишизма». На самом деле недоверчивое отношение к религиозным воззрениям цыган наблюдалось еще в Османской империи, где несмотря на то, что цыгане исповедовали ислам, в эпоху Сулеймана I (1520 — 1566); они были обложены данью как неправоверные. В Крымском ханстве цыгане также были обложены налогом – 60 коп. серебром с головы за непосещение мечети, также как и караимы и христиане.

Число цыган Крыма постоянно колебалось. В 1790 г. цыган в Крыму считалось 3200 человек обоего пола. Высокая смертность, особенно среди женщин и детей привела к тому, что их численность росла слабо, и несмотря на локальные миграции цыган из Южной России, 70 лет спустя в Крыму было 8000 чел. Значительные потери, которые понесли крымские цыгане во время голода 1921-1922 гг. (особенно пострадали «салачикские» цыгане – элекчи, даулджи и аюджи), фашистской оккупации практически обескровили общину, которую в 1944 г. депортировали из Крыма.

М. А. Араджионе"

http://ali-al-krimi.livejournal.com/2601.html

  • 1
Я плохо себе представляю, как можно 13 лет подряд рожать в год по ребёнку. Она что, грудью не кормила?

Кормила. Не всем помогает от беременности.

А какая в этом связь, Роси?

Не всегда, но как правило лактация препятствует зачатию. Стимулирующий её гормон пролактин при избыточном уровне мешает забеременеть.

А что, при лактации пролактин всегда в гипере?

(Вот млин, почти всю школьную биологию забыл, но некоторые вещи почему-то ещё хорошо помню! Вот эндокринную систему в том числе...)

А он вроде в школьную программу и не входит.

Пролактин — 1 из гормонов передней доли гипофиза. По химическому строению является пептидным гормоном. Физиологическая роль пролактина окончательно не выяснена, но известно, что пролактин необходим для осуществления лактации и что он повышает секрецию молозива и способствует созреванию молозива, превращению молозива в зрелое молоко. Он также стимулирует рост и развитие молочных желез и увеличение числа долек и протоков в них.

У женщин пролактин тормозит овуляцию и наступление новой беременности. В норме этот физиологический механизм предотвращает беременность следующим ребенком в период кормления грудью предыдущего и может предотвращать менструации в период кормления. При патологически повышенном уровне пролактина у женщин нарушается менструальный цикл, развивается бесплодие, аноргазмия, фригидность.

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BD

Вот именно, передняя доля гипофиза, вместе с гормоном роста...
Мы всё в девятом классе изучили, от етого самого гипофиза до причинных местов!:))) И эпифиз, и щитовидная железа, и паращитовидные, и тимус (она же вилочковая), и надпочечники, и поджелудочная...

Спасибо за интересную подборку

Так вот что это за джуги!

Я тебе вечером найду цитату из одной культовой книги.

Лиль, спасибо! Очень интересно. КАртинки представляются пока читаешь. Посмотреть на это все захотелось. :)

Этнографии много, но совсем не скучной!

"«аюджи» («медвежатники» - вожаки медведей)... «демерджи» (кузнецы)... «кумышчи» (золотых и серебряных дед мастера)..."
Ага, все верно! "Аю, аи" - на тюркских языках - "медведь" (Аюдаг - "медведь-гора"); "демер" (среднеазиатские варианты - "темур", "темир") - железо; "кумыш", "кумуш" - серебро. Окончание "-джи" ("-чи") - то же, что и в русском "-ист", "-еллер", "-оллер" и т.п. Напр., по-узбекски "скрипка" - скрипка, " скрипач" - скрипкачи.
Тюркские названия профессий крымских цыган - от крымско-татарского (относящегося к тюркским) языка.
)))))))))))

  • 1
?

Log in