Под волчьим солнышком

Цыгане! Магия! Мировое господство!

Previous Entry Share Next Entry
Кукла и наследник Тутти. Ч.7
лытдыбр
gipsylilya
Он было задремал, убаюканный покачиванием кареты. Но и в полусне его мучили кошмары. Резкий крик вырвал его из этого покоя без покоя. Грубый мужской голос повторил несколько раз:
— Таков приказ верховных министров!
Экипаж окружили чёрные фигуры. Они размахивали фонарями. В бликах света клеёнчатые треуголки блестели, как металлические.

— Этой ночью никто не имеет права приближаться ко дворцу ближе, чем на километр. В городе волнения, — довольно спокойно, хотя и недовольно, пояснил офицер городской гвардии, увидев высунувшегося доктора.
— Но мне необходимо попасть во дворец прямо сейчас...
Голос офицера посуровел:
— Так! Начальник караула капитан Цереп! Это я! Во дворец сегодня не попадёт никто! Разворачивайте экипаж!
Арнери понял, что такова судьба. Он должен бежать, а не пытаться свалить ответственность за девочку на кого-то другого.
— Куда? — спросил извозчик.
— К восточным воротам... — Учёный чуть не добавил "вон из города", но спохватился. Он не должен был выглядеть, как беглец. — Я вспомнил, вспомнил, рассеянный человек, что кое-что потерял вечером и должен найти до утра. Иначе не сносить мне головы.
Голос его так дрожал, что извозчик принял историю о потере близко к сердцу и даже забыл спросить, что доктор потерял. Пустив лошадь бодрым шагом, он всматривался в темноту и хриплым голосом перечислял всё, что ему попадалось на глаза: одинокий башмак, славный большой кусок молочно-белого стекла, корзину с цветами...
Нет, нет, нет, повторял доктор, время от времени убеждаясь, что его пациентка всё ещё дышит. Потом ему пришло в голову, что извозчик запомнил, как сначала они ехали во дворец, и что экипаж надо сменить. Доктор решил отпустить его под благовидным предлогом и сказал:
— Знаете, что... Я хочу есть. Везите меня в любой трактир по пути.
Но все трактиры в эту холодную ночь были заперты, закрытые ставни их — заколочены досками. Из-за назначенной казни мятежников опасались беспорядков. Тем временем учёный действительно изнемогал от голода и начал приходить в отчаяние, в помешательство. Вдруг он уловил запах жаркого. Ему почудилось даже, что он узнал аромат тушёной с луком баранины.
— Только бы это был трактир, — волновался доктор. Извозчик, добрый малый, не только поехал на запах, но и в кромешной тьме нашёл вход, поднялся по ступенькам и постучался в дверь, чудом отпрянув, когда она распахнулась наружу.
"Трактир" оказался крохотным балаганчиком, оставшимся от знаменитого некогда цирка Бризака. Ему рукоплескала много лет столица, но несколько лет назад цирк исчез. Так что когда появившаяся в двери фигура сообщила, что фургон принадлежит балаганчику Бризака, доктор Арнери немало удивился. И всё же не мог не попроситься внутрь.
Старый клоун по имени Август усадил гостя на барабан. Вокруг со стен фургончика смотрели на учёного смешные пёстрые маски. У одной стены стоял стол, над которым висели зеркала. На столе валялись баночки с гримом, кисточки, какие-то полотенца...
— За нами гнались гвардейцы, — сказал клоун. Он был нетрезв. — Это из-за Тибула. Клянусь, мы не знаем, где Тибул.
— Я вам верю, — сказал Арнери.
— Жаль, что вас не было здесь, чтобы утешить нас, чтобы вступиться за нас. Мы вам верим. Помните, год назад... Или около того... Моя девочка пела на улице насмешливую песенку, и одна госпожа послала слуг надрать ей уши. А вы вступились...
— Да, девочка, — рассеянно произнёс учёный. — Как ваша девочка, где она?
— А она здесь, — обрадовался клоун. — Суок! Суок, посмотри, кто пришёл!
Холщовая занавеска, разделявшая фургончик, раздвинулась, и оттуда выглянула принцесса Антония. Сероглазая, со встрёпанными стриженными кудряшками, она лукаво глядела на гостя.
Арнери растерялся окончательно. В голове у него всё смешалось.
Принцесса сбежала из кареты. Принцесса здесь. Непослушная девчонка!
— Нечего так улыбаться! Ваша заискивающая улыбка не уменьшает вашей вины, — сказал он строго. — Как видите, судьба вас наказала. Совершенно случайно я вас нашел там, где найти вас казалось невозможным.
Прямо сейчас ему казалось, что он и впрямь разыскивал в городе потерю, и потерей это была Антония.
Принцесса вытаращила глаза. Потом она замигала, как маленький кролик, и растерянно посмотрела в сторону клоуна Августа. Тот вздохнул.
Арнери чувствовал, что сходит с ума.
— Кто вы такая, отвечайте прямо!
Доктор придал своему голосу возможную суровость. Но девочка выглядела так очаровательно, что сердиться было очень трудно.
— Вот видите, — сказала она, — вы меня забыли. Я Суок.
— Су-ок... — повторил доктор. — Но ведь вы Кукла наследника Тутти!
— Какая там кукла! Я обыкновенная девочка...
— Что?.. Вы притворяетесь!
Принцесса вышла из-за перегородки. Лампа ярко освещала ее. Она улыбалась, наклонив набок растрепанную головку. Волосы у нее были такого цвета, как
перья у маленьких серых птичек.
Будь Арнери не таким рассеянным, он бы заметил, что Антония не просто похорошела и оживилась. Куда-то девалось её пышное, изодранное на животе и перебинтованное поверху платье; девочка была одета в застиранный, с чужого плеча матросский костюмчик и парусиновые туфли на босу ногу, такие затёртые, что мудрено было догадаться, что некогда они были белыми. Сходство двух девочек слишком зачаровало учёного.
Не прошло и полминуты, как события завертелись вовсе кувырком. В фургончик вошёл высокий чернокожий мужчина. Засмеявшись, он схватил девочку, поднял в воздух и принялся целовать ей щёки. Девочка визжала, уворачивалась, колотила незваного гостя кулачками и пинала в живот. От этого мужчина смеялся ещё громче. Старый клоун схватился сначала за сердце, потом за утюг. Но тут с ноги у девочки слетела туфля и опрокинула лампу. Свеча в лампе погасла. Девочка выскользнула из рук невидимого теперь агрессора и убежала за занавеску. Продолжая хохотать, неизвестный распахнул дверь, в которых тут же вошёл рассвет, вынул из кармана красных подштанников крохотный флакончик, схватил какую-то тряпку и стал натираться жидкостью из флакончика. Его кожа стремительно светлела.
Тут уже Суок сама выскочила из своего укрытия и бросилась гостю на шею. Потому что в балаганчиком он был никакой не гость, а её названый брат и лучший друг. Она целовала Тибулу щёки и счастливо рассказывала, как Арнери принял её за принцессу.
Только тут учёный спохватился. Ведь его маленькая пациентка осталась в экипаже, а экипаж, наверное, уехал! Арнери выскочил на улицу и увидел, что извозчик заботливо выгрузил саквояж и большой чёрный свёрток на улицу. Саквояж лежал на стоящей вверх дном бочке, а свёрток лежал на земле. Доктор, холодея, заглянул внутрь плаща. Куколка была ещё жива. Он поднял девочку на руки и осторожно внёс в фургончик. Выскочившая было следом Суок подхватила саквояж и внесла его следом.
— Покажите мне, — сказал доктор, — где у вас кровать. И вскипятите чайник воды, пожалуйста.
О своём голоде он забыл. Предстояло нелёгкое дело — перевязка.


Posted via m.livejournal.com.


  • 1

Снова автозамена косячит: "доктор, холодная, заглянул внутрь плаща"


  • 1
?

Log in